Общество30 июля 2021 13:04

«Было очень страшно!»: волгоградка сбежала из Испании, спасая двух дочек от органов опеки

Екатерина Васильева продолжает бороться за детей и обратилась к президенту Европейского информационного центра по правам человека Гарри Мурею
Екатерине пришлось сбежать из Испании с двумя дочками. Фото из личного архива Екатерины Васильевой.

Екатерине пришлось сбежать из Испании с двумя дочками. Фото из личного архива Екатерины Васильевой.

До недавнего времени у волгоградки Екатерины Васильевой было все: дом в Испании, любящий муж и самое главное - замечательные дети. До свадьбы у супругов были дочки от первых браков, а вскоре родился общий ребенок. Большая, дружная семья. Но красивая жизнь в одночасье рухнула, когда ими заинтересовались органы опеки. Точнее, старшей дочкой мужа – 13-летней Агатой (имя изменено - примечание автора). С того дня начался настоящий кошмар: соцзащита хотела отобрать остальных дочек. Екатерине пришлось бросить все и спасать собственных детей от испанской опеки, сбежав обратно в Россию.

ЗАМУЖ ЗА ИНОСТРАНЦА

В 2017 году Екатерина вместе с дочкой переехали из Волгограда в Испанию. Она выучила язык, нашла работу, а через пару лет встретила свою любовь. Казалось бы, все складывалось как в сказке: молодые встречались, строили планы на будущее, говорили о детях. Кстати, у испанца их было двое – сын жил с мамой, а дочь с ним. Поэтому, когда Екатерина узнала о беременности, оба очень обрадовались: они хотели большую, крепкую семью. Даже пандемия коронавируса не стала преградой – влюбленные поженились.

- Все было хорошо. В сентябре 2020 я родила младшую дочь, и мы в том же месяце расписались, - вспоминает Екатерина.

Между супругами царило полное взаимопонимание. Но в один момент все изменилось.

- Через пару месяцев нам пришли письма на всех троих девочек, что их поставили на учет по делам несовершеннолетних. На старшую дочь моего испанского мужа написали, что у нее проблемы в институте, прогулы и она плохо учится. На мою старшую дочь написали, что нет психологической помощи отчима и если сейчас нет психологической травмы, то она будет в будущем. Такие же «прогнозы» были и на нашу малышку, - вспоминает волгоградка. Да, не отрицает россиянка, проблемы с 13-летней падчерицей из-за переходного возраста были, но ее маленьких детей это не касалось.

С того дня начался настоящий кошмар: органы опеки не оставляли семью в покое, заставляли сдавать тесты на наркотики. Анализы были чистые, тогда соцслужбы потребовали отдать старшего ребенка в интернат. Супруг сначала отказался.

- Ему сказали, что если он не подпишет, то ее заберут через суд и родители ее больше не увидят. Они заставили под страхом потерять детей подписать документы!

Екатерина надеялась, что на этом эпопея закончится, но все только начиналось. Вскоре ей пришлось спасать своих детей от испанской опеки.

ПОБЕГ В РОССИЮ

Соцслужбы были настроены решительно.

- Они хотели посмотреть девочек. Я отказала во встрече из-за ковида. Мой ответ их очень удивил. Но я мать и обязана заботиться о здоровье своих детей! Вскоре к нам домой пришли полицейские, нас в тот момент не было дома.

Понимая, что детей настроены забрать, Екатерина с супругом решили увезти ихиз города в деревню. Опека все еще настаивала на личной встрече, отказываясь от диалога по видеосвязи.

- Тогда я решила, что медлить нельзя, так как социальная служба звонила и уговаривала привезти им детей. Мне было уже очевидно, что их заберут и не вернут. Я решила вывозить девочек в Россию, - продолжает Екатерина.

В середине марта, когда женщина упаковала вещи, младшей малышке было всего полгода, а старшей пять лет. Быстро сделала визу на вторую дочку, у которой было испанское гражданство. Бежали, не оглядываясь: Катя одна, с чемоданами, коляской, двумя детьми на руках…

- Было очень страшно! Я боялась хвоста. Одна, с детьми… До сих пор помню тот стресс, который пережила. Мы приехали в Волгоградскую область, я остановилась у родственников, так как была в шоковом состоянии и некоторое время приходила в себя.

РАЗВОД И НОВАЯ ЖИЗНЬ

Но побег не означал полную безопасность. Впереди маму ждали и ждут новые трудности. Испанский супруг поначалу нормально воспринял отъезд семьи, хотя в Россию переезжать навсегда не собирался. Он был уверен: как только все утрясется, Катя и дети вернутся. А потом на него стали давить из опеки. Мужчина убеждал жену приехать.

- В опеке заявили, что я не имела права увозить дочек без их ведома и потребовали фактический адрес нахождения. Я отправила им несколько писем, но опека утверждает, что они ничего не получили. Тогда они стали действовать через супруга. Он уверял меня, что мы если мы вернемся, то девочки будут в безопасности, у него есть хороший адвокат и их не заберут.

Но Екатерина уже ничему не верила. Дети дороже брака, решила она, и подала документы на развод через российский суд, заодно занялась оформлением гражданства для младшей. С трудом, но сделала. Спасибо, ей пошли навстречу, помогли.

- Пока супруг не в курсе о разводе, ему не пришли документы. Мы с ним поддерживали отношения, созванивались, общались по видеосвязи. Он не понимает, как мне тяжело с двумя маленькими детьми одной, - говорит Екатерина.

Она боится, что, узнав о разводе, бывший муж решит забрать дочку к себе в Испанию. Он уже говорил об этом. Юридически испанец имеет на это право. В ближайшее время волгоградка намерена подать в суд на определение места жительства.

Еще одна проблема – материальная. Супруг помогал поначалу, но сейчас перестал. А с пособиями проблемы: на младшую дочь удалось оформить, на старшую нет – нужна справка о доходах мужа. Сама же Екатерина в декрете и работать не может. Оформление документов, суды, юрист стоят дорого. Поэтому волгоградка обратилась за помощью к президенту Европейского информационного центра по правам человека в Вене Гарри Мурею.

«Ювенальная юстиция берет на себя не только охранительную функцию, но и судебную - рассматривает меры наказания в случае нарушения прав ребенка. В Испании при принятии решений руководствуются Конвенцией о правах ребенка, Королевским указом, Органическим законом и Законом об иностранцах. На этом базируются решения испанских судов по ювенальным вопросам и семейным делам. Процесс лишения родительских прав начинается по разным причинам: ущерб ребенку, неадекватное поведение отца или матери, несовершеннолетний не имеет моральной и материальной поддержки со стороны родителей. Органы опеки наблюдают за семьей и принимают решение по отмене контроля или по лишению прав. Социальные службы никогда не приходят в дом без причины. Это могут быть доносы соседей или одного из родителей, который хочет забрать ребенка. Если они один раз приходят в семью, то родители и дети на долгий период остаются под надзором.

Надзорные органы рассматривают основные стороны: методы воспитания, отношение к алкоголю и наркотикам, заработок родителей, размеры жилья и условия проживания. Например, если ребенку включают сказку на русском языке – это считается, что его не воспитывают в новой культуре. Факторов очень много. Люди, которые приезжают в Испанию из России, оказываются в новых реалиях.

Часто бывает, что в семье все налаживается и родители отказывают соцработнику в посещениях. Это расценивается как неповиновение решению властей. Социальные службы начинают открытую спекуляцию – если вы не подчиняетесь, то мы ребенка заберем. Насчет законности они уже не беспокоятся. Если семья один раз попалась на крючок (отказ соцработнику), то логика вещей будет играть против них. Независимо от того, виновны родители или нет.

По статистике в детских приютах Испании проживают более десятка тысяч детей, которые уже могут не вернуться в родные семьи».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

У бывшей жительницы Новосибирска в Берлине забрали троих детей по доносу соседей

Семья обвиняет немецкие власти в произволе и считает дело политическим (подробнее)

«Полуголых детей выволокли на мороз!»: медсестра из России рассказала, как полиция Германии силой забрала у нее трех малышей

Родители говорят, что им угрожают уголовным делом. И называют свою историю политической (подробности)