Премия Рунета-2020
Волгоград
+20°
Boom metrics
Общество26 декабря 2010 22:00

ЧП в Волгограде: Почему суд решил оставить двухлетнего малыша в семье, где его жестоко избивали

Чтобы ответить на этот вопрос, наши корреспонденты поехали в Котельниково
Источник:kp.ru

Историю двухлетнего Игорька Скорикова из Котельниково Волгоградской области мы рассказали еще в августе. Отчим избил малыша мухобойкой по лицу. Крошечное личико ребенка превратилось в сплошной отек. Скотская жестокость этого изверга, странная позиция матери по отношению к своим детям вызвали массу откликов наших читателей. Отчима Сергея Назаренко требовали наказать по полной, нерадивую мамашу Светлану Скорикову – лишить родительских прав.

Осенью в Котельниково один за другим состоялись два суда. Назаренко за избиение малыша осудили на 180 часов обязательных работ, Скорикову же решили родительских прав не лишать, детей оставить с матерью. Аргумент в пользу такой гуманности был прост – в детдоме маленьким Скориковым будет еще хуже, а Светлана якобы «встала на путь исправления» и теперь станет лучше заботиться о детях. И опять шквал откликов – решение суда наших читателей возмутило.

Узнать, как живется деткам в семье Скориковых, корреспонденты «Комсомолки» отправились в Котельниково.

Бедненько, но чистенько

Подъезжаем к небольшому домику со счастливым номером 77 на окраине города. Светлана получила его по государственной программе помощи детям-сиротам. Когда девочке было 8 лет, ее мать лишили родительских прав, Светлану с сестрой отдали в детдом. Теперь дети Светланы рискуют повторить ее судьбу. А ничего особо хорошего в ней и не было. Светлана поступила в училище, но на уроках почти не появлялась - на руках совсем юной девушки уже подрастал старшенький Владик. Сейчас ей 21 год, а у нее уже трое детей. Все от разных пап. Последнего сожителя Назаренко она выгнала после суда.

- Когда вы уже оставите нас в покое? - из дверей показалась замученная жизнью молодая женщина, что и говорить – тяжело быть матерью-одиночкой с тремя-то детьми. - Что вы тут хотите увидеть? У нас все хорошо!

Но все же Светлана соглашается пустить нас в дом. Две смежные комнаты, одна из которых попутно выполняет роль кухни. В детской - совдеповских времен телевизор, Янина кроватка и диван для Владика и Игорька. Левый угол завален мягкими игрушками, сама Светлана спит в кухне-прихожей. Больше просто негде. Отопление печное, ближайший источник воды за несколько кварталов, но, несмотря на все неудобства, внутри тепло и прибрано - нет ни гор немытой посуды, ни пустых бутылок из-под спиртного... Светлана не работает, а живет на детские пособия – 7 тысяч в месяц, для райцентра деньги очень неплохие, многие пять дней в неделю вкалывают за зарплату в 5 тысяч.

В доме Скориковых, что называется бедненько, но чистенько. Даже есть детский уголок, обклеенный простенькими обоями с Винни-Пухами.

В доме Скориковых, что называется бедненько, но чистенько. Даже есть детский уголок, обклеенный простенькими обоями с Винни-Пухами.

На диване, склонившись над листком бумаги, сидит Владислав и что-то старательно пишет. В это время маленькая Яночка прыгает перед усердно занимающимся братиком, всеми силами пытаясь обратить на себя внимание.

- Я на следующий год в школу иду! - с восторгом рассказывает мальчик. - Мне на подготовке учительница домашние задания дает, то разукрасить что-нибудь, то нарисовать. Сегодня сказала цифры написать красиво.

«Как на такого могла рука подняться?»

Так выглядел Игорек несколько дней назад, когда мы навестили его в садике.

Так выглядел Игорек несколько дней назад, когда мы навестили его в садике.

Игорька дома нет - вот уже два месяца, как он ходит в детский сад. Туда мы и поехали, познакомиться с мальчиком. Воспитатели говорят, что малыш очень хорошо прижился в новой среде. Период адаптации прошел гораздо быстрее, чем у других детей, - капризничал он лишь дня два, а теперь с удовольствием бежит в группу. Но небольшое пятнышко на личике, замазанное зеленкой, тут же привлекает внимание.

- Он сказал, что ударился, - объясняет воспитательница, - но мы все равно, чтобы убедиться, отвели его на осмотр к медсестре. Та не увидела криминала - синяка нет, это ссадина. Скорее всего, мальчик действительно стесал щеку, когда играл.

Худенький малыш робко улыбается нам. По словам воспитателей, вечно озорной, а тут как-то стушевался перед новыми людьми. Ну, как на такого могла рука подняться?

А таким малыша в августе привезли в больницу.

А таким малыша в августе привезли в больницу.

- Игорек поступил к нам просто в ужасном состоянии, - рассказывает Светлана Ушкалова, и.о. главного врача по лечебной работе Котельниковской ЦРБ (лечащий врач Игоря Скорикова). - Две недели ушло на то, чтобы поставить ребенка на ноги. В хирургии лечили подкожные гематомы и ушибы мягких тканей лица, а в детском отделении анемию, белково-энергетическую недостаточность и дисбактериоз. Сейчас ребенок очень неплохо набрал в весе, анемии у него больше нет. Он вместе с братиком и сестрой проходит трехмесячный профилактический курс лечения, так как у сожителя их матери оказалась открытая форма туберкулеза.

«Дети – единственный источник дохода»

- Я очень виновата, - оправдывается Светлана, - тяжело это. Трое детей на шее, помощи ждать не откуда. Кругом нищета беспросветная. В тот день я в очередной раз сильно перенервничала из-за нехватки денег, Игорек закапризничал, я дала ему подзатыльник. Он равновесие потерял и упал сразу на два табурета, а потом его Сергей так «наказал», вот и получился отек, - на глаза женщины наворачиваются слезы.

- Вот если бы меня забрали, я бы не плакал, - подает голос Влад, - я бы убежал к моей маме. А что? Я уже план придумал!

Владу вообще вся эта канитель с милицией явно по вкусу. Теперь ему все сходит с рук - стоит только маме на него прикрикнуть, или того хуже попытаться наказать, он тут же обещает пожаловаться инспектору. Себя в обиду точно больше не даст, ну а Свете приходится покорно проглатывать угрозы сына: она действительно боится потерять детей. Вдруг стала заботливой и любящей матерью?

Светлана со старшим Владиком и маленькой Яночкой.

Светлана со старшим Владиком и маленькой Яночкой.

- Вообще ситуация с этой семьей получилось очень комичная – органы опеки и попечительства после избиения Игоря первыми забили тревогу. Но на суде уже и начальник инспекции ПДН, и секретарь комиссии по делам несовершеннолетних приняли сторону Скориковой, аргументируя тем, что она исправилась, - поделился с «КП» прокурор Котельниковского района Петр Забродин. - Сама мать факт побоев отрицала, говорила, что дети живые – то упадут, то между собой подерутся, вот и синяки. Несмотря на это, государственный обвинитель настаивал на удовлетворение иска, то есть на лишении родительских прав, но суд посчитал представленные доказательства недостаточно вескими. Сейчас опасаться за жизнь детей просто нет смысла – их полностью контролирует инспекция. А Светлана не настолько глупа, чтобы лупить их снова, ведь для нее они единственный источник дохода.

Правда, минувший суд - еще не конец всей истории. В отделе дознания Котельниковского ОВД по-прежнему лежит дело, возбужденное по статье «Ненадлежащее исполнение родительских обязанностей», хотя, учитывая раскаяние Светланы Скориковой, в суд его вряд ли предадут.

Игорек быстро подружился с нашим корреспондентом - Настя привезли ему игрушки и сладости.

Игорек быстро подружился с нашим корреспондентом - Настя привезли ему игрушки и сладости.

Комментарий специалиста

Нина Болдырева, уполномоченный по правам ребенкапо Волгоградской области:

- В этой ситуации нельзя было рубить с плеча. Все-таки основная задача органов опеки и попечительства – сохранить семью. Да и оснований для лишения родительских прав было недостаточно – побои оказались легкой степени тяжести, регулярность в действиях матери следствие не усмотрело. Светлане суд дал второй шанс, и она прекрасно понимает, что стоит в очередной раз оступиться - и дороги обратно уже не будет.

Взгляд с 6-го этажа

Забрать нельзя оставить

Я уезжала из Котельниково, так до конца и не ответив на вопрос, где будет лучше Игорьку – в детдоме или с мамой. Конечно, Светлана никакая не извергиня – мучительница собственных детей. Такая же, как тысячи молодых глупых деревенских девок, вышедших из того же детдома или отбившихся от родителей-алкашей. Они ничему не учатся, не умеют ничего делать, разве что – детей. Благо – это несложно при здоровом-то организме. У нее еще материнский инстинкт не выработался, а она уже двоих в садик водит, а третьего – в школу. И получает пособие, как многодетная, еще и материнский капитал положен. А вот иждивенческий инстинкт выработан очень хорошо – государство мать-одиночку не оставит. И действительно, только на государство вся надежда – теперь со Светланы глаз нельзя спускать. Правильно сказал Котельниковский прокурор: если женщина не полная дура, отталкивать кормящую руку она не станет. А значит, будет о детях заботиться, и прежде чем отшлепать, сто раз оглянется, потому что помнит – органы опеки ее опекают.