2018-04-02T13:30:36+03:00

«Детские дома растят иждивенцев и тунеядцев»

Корреспондент «КП» Екатерина МАЛИНИНА поработала воспитателем в сиротском доме [Часть III]
Поделиться:
Комментарии: comments7
Изменить размер текста:

В двух первых частях «испыталки» (см. «КП» от 12 и 15 мая) мы рассказали, какие девчонки и мальчишки попадают в детдом, как чиновники мучают преподавателей формальными проверками, почему воспитанники не хотят учиться и почему в детдомах так мало преподавателей-мужчин.

Спонсоры подарят еще!

После ужина – воспитательский час. Сначала знакомство с инструкцией – как вести себя на улице, потом дети с подсказками воспитателя разыгрывают стихи. Ребята с трудом концентрирует внимание, но опытному педагогу (за плечами Натальи Петровны и детский дом, и садик, и школа) удается утихомирить эту ораву. Перед сном включаем им мультики, по очереди отправляем умываться и стирать носки с трусами – все остальное сдают прачкам.

Кстати, телевизор и видик есть в каждой группе. Диски берут в библиотеке – огромный выбор. На полках не только книги, но и популярные среди детворы журналы про Человека-паука, каких-то роботов, множество раскрасок, мягкие игрушки, куклы, машинки. Часть из этого - подарки спонсоров. Правда, не всегда они идут впрок. Еще днем во время прогулки Наталья Петровна рассказала про визит известной спортсменки Елены Исинбаевой. Два года назад девушка приезжала в детский дом: попросила ребят написать свои желания и как Дед Мороз их исполнила. Практически все без исключения

- В выигрыше остались те, кто понаглее. Попросили у нее сотовые, велосипеды, ролики. Другим достались фломастеры и книжки. Все бы ничего, но подарки от спортсменки надолго в детдоме не задержались. Мобильники старшие уже через неделю отнесли в скупку – купили на вырученные деньги сигареты, пиво, жвачку, сникерсов. Плакать хотелось, когда какой-нибудь наш придурок бросает по психу этот подаренный велосипед об стенку со словами – а мне еще спонсоры подарят.

И это самая большая проблема и боль тех, кто непосредственно работает с такими детьми. Система, в которой сейчас вынуждены работать воспитатели, растит тунеядцев и иждивенцев. Им все должны. Сломал велосипед – подарят новый, порвал куртку – выдаст кастелянша, оторвал колесо у машинки – через два дня принесут другую. И ведь дарят, выдают, приносят. Они же дети-сироты, обиженные судьбой.

В восемь вечера приходит ночная нянечка. Она проследит, чтобы ночью дети встали на горшок, успокоит, если кому-то приснится плохой сон, вымоет группу. Воспитательница расписывается в журналах передачи детей. Всего на столе около 10 разных тетрадей: отчет по инструктажу, выдача канцтоваров, сохранность инвентаря, проведенная методработа с воспитанниками, личные карточки каждого ребенка и прочее, и прочее… Записи надо вести постоянно. Иначе при очередной проверке за это по головке не погладят.

Стрелка зависает на девяти – оставляем халаты и на выход. Но возле вахты стихийное собрание воспитателей.

- Женька – гадина, не вернулась, - посвящают меня в суть событий. - Отпрашивалась днем на два часа. Звонили ей – трубку не берет. Ответила только директору, мол, придет в половине девятого. До сих пор нет.

Воспитатель снова пытается вызвонить загулявшую воспитанницу – бесполезно. По инструкции, через полчаса после отведенного срока надо вызвать милицию, что дежурный администратор и делает. Но, дожидаясь, когда приедет наряд, ковыляем до маршрутки. Ни эмоций, ни сил.

- А что за Женя? - спрашиваю у Веры уже в транспорте.

- Та еще личность. Девочке 14 лет, а знает и повидала в жизни намного больше, чем мы. Хамло. Сидит как-то на диване и нагло так заявляет: «Я мужика хочу, а вы тут ко мне со своей учебой лезете. Видала я ее». В очередной загул выловили ее звонком: милиционер представился клиентом и назначил встречу.

Повлиять на девочку-переростка не могут ни воспитатели, ни администрация. К увещеваниям и разговорам почти все подопечные детского дома давно глухи. Понимают только крик. Но и он бесполезен. Вот и ждут воспитатели, когда выпустится такое чудо и можно будет со спокойной душой перекреститься. Одной головной болью станет меньше.

Свобода дороже дома

На следующее утро встаю в половине шестого, чтобы без пятнадцати семь быть на работе. Дети к этому времени уже поднялись – свернулись калачиками на диване, выхватывая последние остатки сна. В такие минуты – никакой агрессии. Но всего лишь на время. Завтрак, сборы в школу проходят в сопровождении пререканий, ссор, и традиционных «не хочу», «не буду», «не имеете права».

Но утренняя смена, как оказалась, намного проще. Пока дети в школе, у воспитателя есть время составить планы, и просто насладиться тишиной. Мы даже успеваем с Натальей Петровной выпить чай.

- Как у вас просто получается с ними управляться, - искренне восхищаюсь я.

- Главное им спуску не давать. Пусть возмущаются. Иногда можно и прикрикнуть. Они не слышат, когда с ними говорят обычным тоном.

- А с родителями как? Часто приходят?

- Иногда берут с разрешения органов опеки на выходные. Дети этих дней ждут с нетерпением. Воспитанники своих нерадивых пап и мам, которые их и голодом морили, и колошматили, просто боготворят.

Проблема городского детдома в том, что родители всегда под боком. Вот частенько и сбегают к ним Маши и Вани. Привозят из дома детей расхлябанными со злобой к воспитателям. При этом многие мечтают, чтобы их усыновили. Правда, когда попадают в новую семью, начинают показывать свой характер. Они привыкли, что им все обязаны: накормят, напоят, спать уложат и книжку на ночь прочитают. А они за это - дулю. А ведь приемные родители хотят от детишек хоть какой-то теплоты и помощи. Но получают, что и воспитатели в детдоме: равнодушие и агрессию. Улица и свобода дороже дома. Правда, бывают и счастливые концовки у этих историй. Но чаще вот такие.

- У моих друзей умерла дочка. Решили взять в детдоме девочку, усыновили вместе с братом, - этим случаем поделился друг Саша, когда узнал про мою работу в детдоме. - Через пару лет девчонка сбежала с каким-то ухажером, тот ее бросил, вскоре сманила на улицу и брата. А ведь новые родители в них души не чаяли.

- Сейчас возвращать стали меньше, потому что патронат отменили, детей оформить стало сложнее, - поясняет воспитательница. - А ведь пару лет назад давали ребят кому ни попадя. Любят у нас впадать в крайности. Некоторых детей самим приходилось отнимать у приемных родителей, которые оформляли на себя ребенка ради денег, а потом забывали о его существовании. А это дополнительное очко не в пользу взрослых.

За разговором время приближается к полудню – пора в школу за детьми.

Они уже ждут. Детдомовских среди остальной ватаги школьников видно сразу. Какие-то они одичалые. Даже новая одежда, которая не хуже, чем у сверстников, смотрится на них наперекосяк. Прихватив ранцы, бутузя друг друга, несутся вперед. Причем Аня даст фору мальчишкам. Перед обедом отправляемся на полчаса подышать воздухом. Плотная трапеза – и сон. Днем уложить их спать еще сложнее, чем вечером. Под мирное сопение расходимся по домам: пост сдал, пост принял.

Гарна дивчина Вика

Следующая последняя смена стажировки – с 24-летней Викторией Николаевной. Ее голос слышно уже на первом этаже. Настоящая гарна дивчина. Такая и коня на скаку остановит и в горящую избу не просто войдет, но и потушит, и новую на этом месте выстроит.

- Я не поняла, почему еще не спим, - утихомиривает подопечных девушка.

- Можно в туалет? - пищит Леня Свиридов, самый маленький из воспитанников третьей группы. Всеобщий любимец старших детей.

- Нет, расходились тут. Быстро закрываем глаза.

- Ты с ними построже, – уже ко мне обращается Виктория (выслушиваю этот совет в третий раз). - Иначе потом взвоешь. Можно и лаской – но позже, когда построишь. У нас бывают с ними минуты нежности – но не часто.

Методы воспитания этого педагога отличаются от тех, которыми пользуется Наталья Петровна. Но на деле так же действенны.

- Первый месяц частенько со слезами уходила, до сих пор, бывает, доводят, постарайся не принимать все так близко к сердцу, благодарности все равно не увидишь, - увещевает воспитательница.

День проходит, как и предыдущая смена. Только приходится периодически вздрагивать от зычных окриков – самой в такой момент хочется съежиться и забиться в уголок. Самый впечатляющий момент за день – ссора Паши Семенова и воспитателя. Виктория вступает в словесную перепалку. Перевозбужденный ребенок никак не может успокоиться.

- А вы курите! – выдает последний аргумент Паша.

- Ты сначала по ночам на горшок научись ходить, вся комната пеленками пропахла, - добавляет масла в огонь девушка.

Еще пара минут взбешенных криков ребенка, и он затихает в комнате

Я в шоке. Как можно так унижать мальчика при всех?! Криком нормальных детей не воспитать – решаю для себя я в тот момент.

Но все мои благие намерения разбились, как фарфоровая чашка о старый кафельный пол. Первая самостоятельная смена – она выпала на вторую половину субботы, стала началом настоящих мучений и борьбы за каждое выполненное воспитанником действие.

Имена и фамилии детей и воспитателей изменены.

В следующей части, которая выйдет в пятницу, 21 мая, читайте, почему выпускники детдомов не приспособлены к жизни в гражданском обществе, куда они тратят деньги и как поступают с квартирами, которые им выделяет государство.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также