2018-04-02T13:30:30+03:00

«Мы до них дотронуться не смеем. А они могут бить нас безнаказанно»

Корреспондент «КП» Екатерина МАЛИНИНА поработала воспитателем в детском доме [Часть II]
Поделиться:
Комментарии: comments22
Изменить размер текста:

В первой части «испыталки» (см. «КП» от 12 мая 2010 года) мы рассказали, какие девчонки и мальчишки попадают в детдома. И как чиновники мучают преподавателей формальными проверками.

За уроки не усядешь!

Пока дети спят, Наталья Петровна продолжает выдавать информацию.

- Режим у них обычный: подъем в семь, затем умывание, зарядка, столовая – накрывает дежурный, потом провожаете их в школу. Наших там не очень любят – портят всю успеваемость, да и с дисциплиной проблемы. Постоянные клиенты детской комнаты милиции: воруют, устраивают драки. После занятий у ребят прогулка под присмотром воспитателя или игры в группе. Потом обед, время сна, час самоподготовки: воспитатели помогают детям с домашним заданием. Затем свободное время для прогулок и игр, кружков и секций. До или после ужина – воспитательский час – беседа, разговор. Снова игры или прогулки и в 21.00 отбой. Часто график сбивается – группы ведут то в кино, то в театр. Иногда артисты сами приходят в детдом.

Вроде все просто: четко и по распорядку. 8 человек – это тебе не 30 в классе. Справлюсь. Но на деле все оказывается намного сложнее. Причем ясно становится при первом знакомстве с детьми – уже во время стажировки.

Они начинают выходить из спален – заспанные и недовольные.

- Умываемся, садимся за парты, - раздается голос Натальи Петровны, который я с трудом узнаю.

Куда подевалась мягкость? В голосе металл, в глазах - строгость. А во взглядах детей, обращенных на меня, любопытство и вопрос. Кто такая, зачем пришла?

Постепенно все рассаживаются на свои места и достают тетради. Учеба дается нелегко. У всех отставание от сверстников. Например, Катя – во втором классе, но до сих пор не умеет толком читать. Ребенок срисовывает слова, не понимая, что же за закорючки она написала.

- Эти еще как-то учатся. А вот ребят постарше – за уроки не усадишь. Они ведь знают, что бумажку об окончании школы им дадут. Ну, посидят два года в одном классе, им спешить некуда. И самое главное – уверены, государство в любом случае пристроит их в ПТУ или колледж. У них, как у брошенных детей, везде льготы. Попробуй, откажи двоечнику, который едва до ста считать может, в праве на льготное образование, правозащитники горло перегрызут. Только проку? Мало кто устраивается в жизни. Учебу бросают почти сразу, кого-то тянут, как и здесь, до диплома.

В это время раздается противный режущий звук пожарной сирены.

- Строимся! Вадим, ты меня слышишь? Женя, надень тапочки, Катя, поторопись! Спускаемся!

Через минуту вся группа уже внизу во дворе – на спортивной площадке. Туда высыпал весь детский дом. Для младших это развлечение, старших выгоняют из-под палки. Наконец-то вижу всех коллег и воспитанников. После переклички все возвращаются в группы. У воспитательницы старших – на глазах слезы.

- Беков отказался выходить, лежит на кровати, послал меня подальше. А что я с ним сделаю – не на себе же нести, а мне теперь выговор влепят!

- Завтра пожнадзор придет – тренируемся. Задолбали уже! – ворчат воспитатели.

Сигналка срабатывает за день еще раз, так что на завтра наша группа моментально вылетает на показательный парад перед приехавшим инспектором. Претензий у ревизора нет - у детского дома в этом отношении все в порядке. Не придерешься. И на бумагах, и по сути.

«А кто защитит нас?»

Перед ужином отправляемся с Натальей Петровной и группой на прогулку. Погода для этого не самая летная, но дети любят это время. Возможность поноситься всласть.

Идем на задний двор – подальше от окон администрации.

Уже через минуту между ребятами завязывается потасовка.

- А что Русанов меня бьет?

- Это Паша первый начал.

- Русан!

- А чего он обзывается! Семенчик!

- Сергей Русанов играет отдельно от всех, пока не научится себя вести, - ставит точку в конфликте воспитатель.

Белобрысый паренек со слезами на глазах идет на соседнюю горку.

- Сергей Русанов – главный ябеда и нытик, - дает характеристику на очередного подопечного воспитатель. - В группе его не любят, и есть за что. Ворует, бьет исподтишка, задирает. Играть с ним не хотят. Как и у всех восьми ребят, у него проблемы с психикой.

Буквально через пять минут оболтус с просящими глазами подходит к нам.

- Простите, я больше так не буду!

- Извинись перед ребятами.

- Извините, я больше так не буду, - повторяет заученную фразу изгой.

Кстати, эти слова любят все в группе, она – спасение от наказания. Но от старших, даже этого не дождешься. Чаще всего - один сплошной мат. Сквернословие – одна из болезней детского дома (и не только). Между собой дети общаются в основном на русском нелитературном. Достается и воспитателям. Посылают далеко и еще дальше. И как-то приструнить дебила-переростка практически невозможно.

- Лишить его за это обеда – нельзя, - к разговору присоединяется воспитатель старшей группы Вера. - Развлечений или похода в театр – да он только рад будет. Заставить его мыть за это полы – боже упаси. И дети прекрасно понимают это. Их права защищены. А вот кто наши защитит?

Об этом говорят нехотя, но в детдоме были случаи, когда воспитанники распускали руки (не наоборот!). Избиением это не назовешь. Толкнули в грудь, схватили за руку, отпихнули от телевизора. Самое большее, что им за это светит, – запись в личное дело. Однажды один из старшеклассников оскорбил директора. Она написала заявление в суд. Чиновники от образования настоятельно рекомендовали забрать бумагу. Мол, не позорьтесь. Это ваша несостоятельность и ошибка.

Кстати, это одна из причин, почему в коллективе почти нет представителей сильной половины человечества. Если женщина оскорбление стерпит, то мужчине сдержаться, когда его посылают по матушке, гораздо сложнее.

Группа под постоянными окриками Натальи Петровны продолжает пастись на детской площадке.

- С этими легко, - делится наболевшим Вера. – Моих так не соберешь. Кстати, Вадим опять сбежал. Сегодня с утра в театр ходили – во время антракта ушел.

- Не бойся. Есть захочет - появится, – успокаивает подругу Наталья.

Старшие с разрешения администратора могут уходить с территории детдома на 2 часа. Но очень часто гуляют целый день. Им не интересны ни кружки, которых в детском доме почти около десятка (от информатики до вокала и домоводства), ни мероприятия. Возвращаются, чтобы набить желудок.

А кормят воспитанников почти на убой: шесть раз в день. Мясо, овощи, фрукты, конфеты. На один из завтраков дети получили огромный бутерброд с маслом и слоем зернистой икры. Многие воротили нос. Причем как ни странно не от хорошей жизни. Для них, выросших в полуголодном доме при своих вечно пьяных родителях, главная ценность не мясо и фрукты, а хлеб и конфеты. Поэтому на стол, где обедает 4 человека обычно кладут чуть ли не булку нарезанного хлеба. Справиться с этим инстинктом практически невозможно. Все отложилось на подкорке. Так что все разговоры о том, что сирот недокармливают – полная чушь. Бред и то, что воспитатели уносят с собой сумки с продуктами. Здесь все под расчет. Обеды, точнее перекусы (на другое времени не хватает), все носят из дома. Отказываются даже тогда, когда дети сами делятся, например, конфетами. Лучше перестраховаться, чем получить выговор.

Имена и фамилии детей и воспитателей изменены.

Младшие еще как-то учатся. А вот ребят постарше – за уроки не усадишь.

А вот так пишут ученики начальной школы.

От редакции

Как только вышла первая часть статьи про детдом, на редакцию обрушились звонки. Каждый узнал себя: преподаватели, проверяющие чиновники. И у всех была одна претензия: вы нас оскорбили, унизили, мы не такие. То есть люди, от которых во многом зависит судьба детей, пекутся только о своем престиже и репутации. В общем, «квадратики-кружочки», о которых и написала автор в первой части. Все подтвердилось.

И никто не сказал о главном – надо что-то менять в системе, чтобы не терять целый слой общества. Это тоже наши дети, дети нашей страны, они не должны пополнять тюрьмы и публичные дома. Государство вкладывает в них огромные деньги, но это не помогает вырастить из них полноценных граждан. Давайте подумаем в месте, что можно сделать, чтобы решить проблему. Вот для чего написана статья. И мы надеемся, что этот смысл дойдет до тех, кто может повлиять на ситуацию.

В следующей части, которая выйдет во вторник, 18 мая, читайте, почему система, в которой сейчас вынуждены работать воспитатели, растит тунеядцев и иждивенцев. Почему дети убегают из приемных семей и почему опекуны возвращают ребят в детские дома.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных