2018-02-21T21:09:57+03:00

«Из детских домов воспитанники уходят на панель или в тюрьму»

Корреспондент «КП» Екатерина МАЛИНИНА поработала воспитателем в сиротском доме [Часть I]
Поделиться:
Комментарии: comments19
Изменить размер текста:

О беззаконии в детских домах в последнее время говорят много. То педофила среди педагогов поймают, то воспитанники массово режут вены. Правозащитники бросились защищать права детей, государство усилило контроль за работой подобных учреждений. А что происходит на самом деле в детских домах? Сиротой в мои 28 уже вряд ли удастся прикинуться, а вот устроиться на работу – оказалось вполне реально.

«Законы педагогики с нашими детьми не работают»

О собеседовании договорилась по телефону. Просилась на должность нянечки, но предложили воспитателем. В городском детском доме с ними оказался дефицит. Об обязательном педобразовании предупредили сразу же. А на встрече первым делом спросили про медицинскую книжку.

Внешний устрашающий вид серого здания за бетонным забором с железными воротами не вяжется с внутренним уютным двориком, цветами по всему помещению, диванами и ажурными занавесками. Окна большие, поэтому света, особенно в коридорах, много.

Но сердце все равно уходит в пятки. Пять минут стою у двери замдиректора по воспитательной работе – собираюсь с духом. Но меня встречают приветливой улыбкой. Собеседование проводит Светлана Николаевна - красивая женщина. Таких можно в фильмах показывать: высокая, стройная, с короткой стрижкой. Что она тут делает?

- Знаете куда пришли устраиваться? Профиль?

- Да, детский дом.

- Опыт педагогический есть?

- Немного. Была учителем в 5-6 классах, - это правда, далее излагаю легенду. - Потом тексты на сайты писала, все неофициально. Потеряла работу.

Уже после беседы очень жалела, что не воспользовалась диктофоном. Светлана Николаевна говорила много и все по делу. Про глухих к словам воспитанников, про иждивенцев, которыми неизменно становятся почти все ребята, про ложь, без которой не могут жить ни 8-летняя Аня ни 16-летний Иван, про бесправие воспитателей, про бесчисленные проверки, про СПИД, который нерадивые мамаши передали детям, сделав их с первым вздохом изгоем в нашем обществе. Рассказывала она и про убийственную статистику – только пять процентов выпускников детдомов добиваются чего-то в жизни. Остальные отправляются либо за решетку, либо на панель.

- Я вас не пугаю и не пытаюсь отговорить. Просто хочу, чтобы вы знали куда идете, и это не стало для вас неожиданностью. Первый месяц не раз будете реветь в подушку от бессилия. От детей благодарности не ждите. Результатов работы не увидите. К сожалению, это факт. Вам помогут другие воспитатели, приходите за советом и ко мне. Все начинали с нуля. Детский дом открылся 4 года назад. Ни у кого опыта не было.

- Может, мне книги какие почитать – литературу педагогическую, я все забыла, - искренне прошу я.

Усмешка и вздох, в которых и собственное бессилие и многолетний опыт работы с детдомовскими.

- Книги с нашими воспитанниками не работают и привычные правила педагогики не действуют. Так что бесполезная трата времени. Вы подумайте. Как решите, позвоните и приходите с медицинской книжкой.

Через несколько дней набираю номер. Документы на руках.

- Ставлю вас на 3 группу, - листая мою медицинскую книжку, сообщает Светлана Николаевна. – Восемь человек. Для старших у вас опыта маловато. И с этими младшими справиться сложно. Учтите, у троих ВИЧ. Но за 4 года еще никто не заразился. Просто соблюдайте элементарные меры предосторожности. Кто поцарапался - к медсестре. За это у нас доплата 60 процентов. Сначала будете получать около 8 тысяч, если возьмете кружки – больше. Опытные педагоги у нас до 14 тысяч зарабатывают. Будете стажироваться три дня, две смены с Натальей Петровной, две с Викторией Николаевной. Сравните, как они ведут себя с детьми. Сделаете выводы.

Напоследок Светлана Николаевна дает самый главный совет: не позволять детям брать себя за горло. Любовь и ласка - потом. Сначала метал в голосе и никаких поблажек. Иначе сядут на шею.

Кружочки и квадратики

Первой по смене попадаю к Наталье Петровне. Честно - представляла этакую Фрекен бок в юбке. На деле – миниатюрная женщина с мягкими чертами лица.

- Что заставило к нам прийти? - начинает знакомство воспитательница - дети спят, можно и поговорить.

Пересказываю свою легенду (за две недели пришлось озвучивать ее еще не один и не два раза). Вопросов она не вызывает – да, наверно, никому и не важно, почему я здесь. Важно, что появился постоянный сменщик.

Воспитатель выдает максимальную для первого дня информацию. Всего в третьей группе 8 человек: 2 девочки, 6 мальчиков, средний возраст - 8 лет. У троих вич – получили в наследство от родителей. Причем дети знают, что болеют чем-то очень опасным. До подробностей их мозг пока не дорос.

- Женя Соломин, сложный ребенок, много ругается, на замечания реагирует с трудом. Если надо утихомирить – уводите в спальню. Он там успокоится. Мать умерла, отец лишен родительских прав, есть бабушка. Брат находится тут же. Катя Ермолаева – про таких говорят: в тихом омуте. У нее старшая сестра здесь же. Отец умер, мать лишена прав. Паша Семенов – сирота, капризный мальчик, бывают вспышки гнева – попробуй переключить внимание, Денис Валуев, на замечания реагирует хорошо. Но за компанию может и бунт устроить. Мать лишена прав, в детдоме в младшей группе у него сестренка. Саша Костырев – один из самых сложных. Проходил курс в психиатрической больнице. Почти полное отсутствие концентрации внимания. Очень сложно заставить слушаться.

Рассказ Натальи Петровны прерывает женщина средних лет - социальный педагог. Она влетает в игровую со словами:

- Прокуратура – маркировку парт проверьте.

Мы бросаемся вырезать кружочки и цифры и прикреплять их к партам.

- Абсурд, - возмущается педагог. - Два дня назад была проверка из Роспотребнадзора. У нас все было в порядке. Парты и стулья под номерами и с квадратами соответствующих цветов. Но ревизоры сказали, что столы не той высоты и нужны не квадраты, а кружочки. Мы начали делать перемаркировку, старое содрали, новое – собирались на днях прикрепить. Даже уже наметили, как высоту парт снизим.

На этих словах в игровую комнату заходит Светлана Николаевна в сопровождении двух этаких краль. Молодые женщины смотрят свысока, вот-вот лопнут от собственного величия.

- Почему не везде наклеено? И что это вообще за маркировка? – оказывается нужны не кружочки, а все-таки квадраты.

- Но предыдущие проверяющие сказали, - пытается возразить Наталья Петровна.

- Что мне предыдущие, у меня есть свои нормы! – обдает льдом презрения одна из фиф.

- Как же надоели эти проверки, - устало говорит женщина, когда за делегацией закрывается дверь, - изо дня в день, только работать мешают!

- И что, часто так вас?

- Раза по три за неделю.

Особенно много их стало в последнее время. После скандалов в других детских домах и шумихи в прессе. Все кинулись защищать таким образом права воспитанников. Приходят с инспекцией все кому не лень. Спорят по поводу кружочков и квадратиков, о детях, по сути, не задумываясь. Но проверки, по словам воспитателей, не самое страшное последствие скандалов в СМИ.

- Все подопечные – от мала до велика - чувствуют бесправность взрослых. Заставить их что-то сделать нельзя – телефон уполномоченного знают как отче наш. Чуть что – жалуются тем же прокурорским работникам. А то, что эти детки профессиональные лгуны – никому не докажешь. «Меня побили, оскорбили, заставили убрать за собой кровать, отправляют насильно учиться».

В это время из двери спальни появляется взъерошенная голова девчушки лет восьми:

- А можно в туалет.

- Иди…. Это они проверяют, кто пришел, - комментирует Наталья Петровна выход на «арену» первой из моих подопечных. – Кстати, это Аня Полякова. Она самая умная и хитрая из детей. Любит манипулировать, в группе лидер. Врет профессионально. Скажет, что урок отменили или отправилась на занятие по ИЗО, в это время пойдет гулять по детдому. Может смотреть в глаза, ронять огромные слезы, но верить не стоит. Знает, что болезнь у нее заразная (ВИЧ). Поэтому, когда злится, специально кусает или царапает.

Кстати, про этого ребенка рассказывала еще Светлана Николаевна. Девочка - отказник. В детдоме с самого рождения. Ее даже брали в семью, но вернули. Именно она делала погоду непослушания в маленьком коллективе, именно с ней приходилось бороться за поведение в моей третьей группе все время работы в детдоме.

Имена и фамилии детей и воспитателей изменены.

В следующей части читайте, почему детдомовские не хотят учиться, и почему в детских домах так мало воспитателей-мужчин.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также