Мария Миронова в гостях у "КП"

17 августа на ваши вопросы ответила актриса московского театра "Ленком" Мария Миронова.

Предлагаем фрагменты видео трансляции и стенограмму.

Ведущая - Анастасия ПЛЕШАКОВА.

- Добрый день. Сегодня в гостях у «Комсомольской правды» Мария Миронова, актриса театра Ленком, заслуженная артистка России и соучредитель Благотворительного Фонда Поддержки деятелей искусства «Артист». Мария наш долгожданный гость. По просьбе наших читателей мы давно хотели, чтобы она пришла к нам в студию и рассказала и о фонде, и о себе, и о театре. Вопросов к вам пришло очень много. Маша, все-таки начнем с фонда, дело это для вас новое.

М.Миронова:- Это дело занимает такую огромную часть моей жизни. Мы его создали 28 октября прошлого года, ему еще нет года. В конце октября мы будем праздновать его годовщину. В декабре будем делать большой концерт совместно с Владимиром Спиваковым - благотворительный концерт для наших ветеранов-актеров. А началось это немножко раньше, чем год назад. И началось благодаря замечательной женщине. Светлая ей память. Это Маргарита Александровна Эскина, директор Дома актера, которая, будучи сама на инвалидной коляске, делала все возможное, что она могла для того, чтобы помочь нашим ветеранам. Я с ней была очень дружна в последний год ее жизни, она умерла в феврале. И благодаря ей возникла эта идея. И я поняла, насколько нужна эта помощь нашим пожилым старикам, которые получают восемь тысяч. 12 тысяч – ветераны войны. И что мне очень важно – что это как семья, и, конечно же, ты должен позаботиться о стариках в семье, о тех, кто уже не может это сделать сам. А есть большая семья. Мы, актеры и у нас большая семья, в виде наших коллег и наших братьев, с которыми мы работаем долгие-долгие годы, придя в эту профессию и уходя на склоне лет. Ведь нуждаются не только актеры. Речь идет вообще о пожилых людях. Я знаю, что есть фонды, к примеру, среди военных. Есть замечательный человек – Сергей Говорухин, режиссер. Я снималась в его фильме «Никто, кроме нас». Он и сценарист. У него свой фонд, поскольку он воевал в Таджикистане, и сам пострадал. Его фонд, который помогает военным и семьям тех людей, которые погибли на войне, и пожилым. И мне кажется, что это очень важное дело, когда оно не просто бумажное. В нашей ситуации начиналось, когда мы по бумажкам решили создать какое-то учреждение в виде благотворительного фонда. Начиналось все с конкретно увиденной ситуации. Как живут люди, и как они реагируют на небольшое количество вспомоществование денежное. - А у вас было какое-то потрясение, чего вы даже не ожидали? Может быть бедности вопиющей. М.Миронова:- Наше дело началось с потрясения у меня. Мне очень важно начало его, потому что это суть, остальное неважно. Дай бог нашему фонду долгой жизни как учреждению. Но важнее суть, чем название. Началось все с того, что я Маргарите Александровне Эскиной, видя ее на коляске, когда она сама очень тяжело болела, ни слова не говоря об этом, сказала: «Маргарита Александровна, давайте что-нибудь сделаем для наших пожилых ветеранов». И мне было крайне неловко, потому что я боялась обидеть людей своей помощью, подарок подарить. Я не знаю, что нужно людям. Давайте сделаем обед, сумму какую-то в конверте. Мне крайне неловко. На что она мне сказала: «Маш, когда им дают тысячу рублей спонсоры, которых было не так много, ты не представляешь себе, как они плачут». А речь идет о картотеке Дома актеров. В ней полторы тысячи ветеранов сцены. - Это не все актеры. М.Миронова:- Не все актеры. Наш фонд занимается не только актерами. Но, например, такие как театральные критики, которые посвятили, условно, тридцать лет своей жизни театру, и они тоже являются нашими братьями. Это театральная семья. В этой картотеке триста человек – ветеранов войны. Есть инвалиды. Есть люди одинокие, крайне нуждающиеся. Есть Дом ветеранов сцены, в котором на данный день 35 человек. Это одинокие абсолютно, которые тоже нуждаются. Мы всех их очень любим, и стараемся сделать все возможное. И дальше мы сделали этот обед. Когда я пришла на обед и я увидела реакцию людей на ту сумму, которая была в конверте, там было порядка 15-ти тысяч рублей, этот день, наверное, для меня был поворотным. Я с одной стороны испытала огромную радость, которую человек, потратив деньги на ерунду, никогда в жизни не испытает. И дальше я поняла, что это невозможно бросить. Я говорю, Маргарита Александровна, молодые актеры в таком ритме жизненном снимаются, как Женя Миронов, они не знают, у них нет времени, все раздроблено. Темп жизни быстрый, ты не успеваешь. Они не знают. Давайте, сделаем что-то. Она говорит: «Я всегда мечтала с молодежью сделать что-то. Ты думаешь, они смогут? Так мало времени у всех. Никто не сможет». Я говорю, я уже считаю своим долгом это сделать. Так родилась идея вечера, где молодые актеры не просто поют песни и читают стихи, потому что это наша профессия, мы это можем сделать, но и делают свой личный вклад, насколько человек может, снимаясь в кино, будучи востребованным. И когда возникла идея этого вечера, я пришла к Жене Миронову. Мы делали совместно в театре спектакль «Кармен». Я там была сопродюсером и играла одну роль. И мы с ним в работе как-то сошлись. И спектакль «Федра», в котором я играла, шел в театре Наций, которым Евгений руководит. А кроме всего прочего я изначально чувствовала интуитивно, что он человек очень добрый и очень искренний. И самое важное, что он не безразличный. Это очень важно в людях. И буквально за десять минут нашего общения, когда я сказала: «Женя, такой вечер. Уже есть площадка – это пушкинский музей-филиал. Мы там делаем такой ужин и концерт. Ты «да»?» Буквально минут за десять-пятнадцать нашего общения мы договорились, что делаем фонд, и даже выстроили какую-то нашу перспективу. Это произошло как будто само собой. И 28 октября прошлого года был этот вечер, в котором приняли участие, я не могу не сказать о тех людях, которые приняли в нем участие. В том числе и материальное. К сожалению, у меня нет сейчас списка. Это и Максим Суханов, который вошел в наш попечительский совет. Это Рената Литвинова, и Сергей Безруков, и Сергей Маковецкий, и Александр Балуев. И из совсем молодого поколения – Лиза Боярская, Юрий Грымов, Мария Аронова, Марина Голуб, Дмитрий Певцов, Саша Лазарев, Дима Харатьян, Леонид Ярмольник, Татьяна Друбич. Леонид Ярмольник теперь тоже вошел в наш попечительский совет. И Кирилл Серебренников, который тоже в нашем попечительском совете. Это и Спиваковы, которые изначально поучаствовали в нашем вечере, и теперь мы делаем в декабре благотворительный концерт. Это и Хазановы, Ира Апексимова. Володя Машков. Это 35 человек.

- В детстве вы были в кого-то влюблены, хотелось на кого-то быть похожей? Из актрис. Я понимаю, что девушки в актеров скорее влюбляются. М.Миронова:- У меня не было кумира. Может быть, это даже хорошо. Потому что есть заповедь: не сотвори себе кумира. Поэтому это и к лучшему. - А из мужчин? Кто-то брутальный. М.Миронова:- Мне наоборот казалось, что те мужчины, которые нравятся такому количеству женщин, как-то подключаться к толпе. Это какой-то стереотип. Если вращаться 24 часа в телевизоре, и у тебя будет более или менее симпатичная внешность, не отталкивающая, и плюс если тебя еще накрасят, то люди будут смотреть на одно и то же лицо. Как ребенок смотрит на маму, ему кажется, что его мама самая красивая. Так и люди. Они привыкают. Начинают любить это лицо. Оно становится каким-то эталоном. Плюс еще есть некий диктат ряда журналов, которые начинают превозносить, и говорить, что это настоящая красота. И человек начинает уже смотреть на себя и думать, что у меня не тот нос. Его надо исправить. Или как жить с моим. Это в голове. Этого нет в природе. - Пишет вам ваша тезка, тоже Мария. Здравствуйте. Мария, вас не видно на тусовках. Вы не мелькаете на светских вечеринках, и тем не менее, вы популярная актриса. Вы не любите тусовки? Это первый вопрос. Как проводите свободное время? Второй вопрос. Где отдыхали этим летом? Спасибо вам за ваше творчество. М.Миронова:- Я не мелькаю потому, что зачем мелькать. Это же не моя профессия. А так – у меня на это не остается времени жизненного. У меня же есть семья, у меня есть сын, брат, мама, бабушка. У меня есть много людей, которым я должна сделать в этой жизни много чего хорошего. Помимо профессионального и деятельности фонда. Поэтому мелькать я не пойму, зачем. Я не вижу в нем смысла. - Как вы проводите свободное время? М.Миронова:- В свободное время я стараюсь отдыхать. Но, честно сказать, я не умею отдыхать. Я могу отдыхать два-три дня, а потом мне не отдыхается. Не умею. Но, тем не менее, иногда себя заставляю отдыхать. Отдыхать – это процесс такой, что если ты в него вошел глубоко, то уже тяжело из него выйти. Поэтому я предпочитаю очень глубоко в него не входить. - Вы куда-нибудь ездили в этом году летом? М.Миронова:- Да. Я ездила с родными в Черногорию, замечательное место. Там немножко отдохнула. Там очень красиво. - Раз мы заговорили о подробностях личной жизни, я вас спрошу. Я читала, что вы вернулись к своему первому супругу. М.Миронова:- Это было написано в вашей газете. На самом деле для меня эта ситуация была настолько странной по-человечески, что такое может быть среди людей. Я знала, что такое бывает.Но настолько извращение фактов своей жизни. Я ни к кому не вернулась. Единственное, о чем я говорила и что для меня очень важно вообще в жизни в отношения с людьми – это когда есть дружеские, человеческие, хорошие, добрые отношения. Когда есть любовь между людьми. И все, что было построено на моей речи, не очень квалифицированной журналистки, ее, по-моему, зовут Анна, не очень профессионально. И я могу объяснить, почему. Потому что тот разговор, который она поместила в виде записи, был вырван из контекста, и ни одного слова про дружбу там не звучало. Хотя я с этого начинала и этим закончила. Потому что для меня это важно – сохранить тех людей. На протяжении многих лет я дружу со своим первым мужем.

- Его зовут? М.Миронова:- Игорь. Это отец моего сына. И, собственно говоря, я им дорожу. И, продружив после развода уже столько лет, говорить о человеческой любви, взаимоотношениях, которые не преходящи… Потому что любовь может быть у маленького человека к старику, у старика – к человеку среднего возраста, у женщины – к мужчине могут быть дружеские отношения, которые могут называться любовью, потому что очень много лет друг друга знают и не один пуд соли съели вместе. - Он, по сути является, вашим членом семьи. Но это не значит, что это между вами сохранились страстные отношения. М.Миронова:- Да. А самое смешное для меня было с одной стороны, а с другой стороны – грустное, когда люди стали слать на этот текст комментарии, комментируя мою личную жизнь, и факт, которого нет в природе. - То есть, вы не живете вместе? М.Миронова:- Как это может случиться, кода отношения на уровне каких-то родственников, близких людей, которые друг другу помогут. Зачем? О чем речь? Совсем про другое было сказано. Это родственники. Из этого был вытянут пиар-повод. Кроме всего прочего, в этой статье меня обвинили в педофилии. Замечательная формулировка была «Мария Миронова совершила кульбит в личной жизни». Мне хотелось увидеть ее глаза и спросить: какой, скажите, я кульбит совершила? О чем вы пишете? Бред. Мой первый муж, к которому я вернулась после развода со вторым. А второй мой муж был на десять лет меня моложе. Написали. Я вышла замуж, мне было 26 лет. Это, значит, мужу моему было 16 и я должна просто сидеть за решеткой после этой статьи. Хотя мой муж моложе на три года официально по всем документам и паспортным данным. А я уже, наверное, должна сидеть за развращение малолетнего в тюрьме. По версии Анны, которая профессиональный журналист. Это с одной стороны забавно, а с другой стороны – немножко грустная тема. Потому что народ это читает. Самое главное – народ тратит время на то, чтобы писать комментарии. Кто-то пишет о том, что, наверное, она захотела денежек и поэтому прыгнула в вагон уходящего поезда. О чем вы, друзья? Вы не знаете ни меня, ни моей жизни, ни моих отношений с этим человеком. С другой стороны, мне жалко, ведь из этого сочинения на тему так же я могу сесть и, общаясь с вами, и то я не имею прав писать про вашу личную жизнь. Я имею права, что мы с вами хотя бы виделись, знаю ваш мобильный телефон, мы с вами общались. А этот человек, который написал историю моей личной жизни – я ее даже не знаю. Я ее даже не видела в глаза. Вы меня хоть видели в глаза, если я сейчас сяду и напишу сочинение на тему. А человек позволил себе, она написала сочинение, и люди это обсуждают. Думая, что самое неприятное, что это соответствует истине. - А что же соответствует действительности? Раз вы заговорили на эту тему. Вы сейчас свободная девушка. М.Миронова:- У меня есть мой сын и брат. Мы живем вместе с братом и с сыном. У меня молодежная компания в виде брата и сына. - Они примерно ровесники? М.Миронова:- Брату 18 лет. Он поступил недавно на работу. Сыну недавно исполнилось 17. И в такой молодежной компании мы радостно живем. И у меня есть мои друзья. Мой бывший муж, муж, с которым я рассталась. Потому что нельзя оставлять после себя зло. Не должны быть обиды. Это влияет на дальнейшую жизнь. Люди должны оставаться людьми. Тем более, если с этими людьми было связано энное количество лет. Для меня важно оставлять какой-то свет. И добро. И иметь человеческий, дружеский контакт с этими людьми. У меня так и происходит - Ведь брата вашего мама усыновила. М.Миронова:- Да. Но это мой брат. - Вы к нему относитесь, как к брату. М.Миронова:- Не просто отношусь. Это мой брат. - Лет с пяти? М.Миронова:- Нет. С маленького возраста. - Он ровесник вашего сына. М.Миронова:- Он старше моего сына. - На год.М.Миронова:- Да. - Он совершенно адаптирован. М.Миронова:- Даже речи не стоит. Он – моя семья. - Этот поступок вашей матери можно расценить, как благотворительность? Это была наша тема. М.Миронова:- Я уже была взрослым человеком. Это было 16 лет назад. Мне сейчас 35, соответственно, мне было 24 года. Я уже была взрослым человеком. К тому моменту родила сына. Я родила очень рано, в 18 лет. Я настолько хотела в этом маме помогать всячески. Кроме того, не отрицаю это для себя. Это моя мечта, если у меня так сложится жизнь, усыновлять детей. Потому что это норма. - Усыновлять именно? М.Миронова:- И воспитывать. И иметь многодетную семью. Это большая радость. Если у тебя есть возможность родить много детей – это очень здорово. - Но вы для себя момент усыновления не отрицаете? М.Миронова:- Я этого очень хотела в своей жизни. Единственное, что мы не смогли сделать, это чтобы он с детских лет не знал этого. В публичной семье это сложно сделать. Потому что начнутся какие-то сплетни, статьи. Это будет еще хуже для ребенка, чем если он будет знать правду. Когда за его спиной будут обсуждать и говорить, для его психики это будет сложнее. Он знает. И кроме всего прочего, невозможно было оформить усыновление, потому что его маму по документам не могли лишить материнских прав по медицинским соображениям. Поэтому это была опека. - Раз вы сказали, что вы хотели, что мешает вам заняться усыновлением? М.Миронова:- Если бы меня спросили три года назад: Маш, создай фонд, зарегистрируй. Я бы сказала: зачем? Помогать можно и без фонда. И зачем это нужно. А когда меня бог и жизнь привели к такой ситуации, когда я поняла, что могу помогать я, но когда это, как огромный маятник, который начинает качаться, и в него входит большое количество людей, которые объединены добрым порывом. Это мощная энергия. И это хорошо. И сам по себе возник этот фонд. Поэтому мне кажется, что все в жизни должно быть: вот семечко, нужно дождаться, пока это родится. Это должно произойти. И я верю, что это произойдет. - Вы говорите, зачем фонд? Вы помогали кому-то? М.Миронова:- Мне кажется это такая тема, которая является а/ нормой жизни, а б/ зачем про это говорить, если это норма. Каждое утро люди чистят зубы. - По вашему, когда на улице подходят, когда едете в машине, и люди просят у светофора денежку, как вы относитесь? М.Миронова:- Если это не цыгане. Я очень хорошо отношусь к цыганам. Но пару раз у меня неприятные ситуации были. Но когда пожилой человек меня просит о чем-то, конечно - (Перебивает) Опускаете окно и даете. М.Миронова:- Да.

- Роман пишет. Здравствуйте, Мария. Увидел анонс на вашу видеотрансляцию, хочу спросить, как сейчас здоровье Николая Петровича Караченцова, вашего коллеги по театру? В прессе стали мало писать. М.Миронова:- Слава тебе господи. Потому что подчас так страшно подчас, что наша пресса делает по-человечески, показывая народу в каких-то ситуациях людей любимых. Но не до такой же степени. Это же не по-человечески. - В отношении Николая Петровича? М.Миронова:- В принципе в отношении людей. Поэтому то, что не пишут о здоровье, слава тебе господи. Я недавно говорила с Людочкой, его женой. Она делает все, что она может, для того, чтобы дать ему какие-то силы. И не просто силы, а радость в жизни. Все слава богу. Но показывать постоянно, писать об этом в пресс. - Позвольте с вами не согласиться. Упомянутая вами Людочка и выводит в свет, где его фотографируют. М.Миронова:- Она наверняка это делает из побуждений, чтобы продлить ему как-то жизнь. Поэтому, когда происходит такой резкий момент в жизни, это очень сложно психологически. Наверняка, у нее есть такого плана мотивации. Но я сейчас говорю не про то, когда человек выходит в свет, а про то, когда люди караулят у подъездов, снимают скрытой камерой в больничных палатах, как это было с Гундаревой. Этого сейчас так много. Но это же бессовестно. Я говорю про эти вещи. - Ковалева Ольга. Машенька, здравствуйте. Собираемся с мужем в ближайшее время сходить в театр. Живем в Москве. Ожжет быть, вы порекомендуете театр и спектакль. Очень доверяем вашему мнению. М.Миронова:- Приходите к нам, в театр Ленком, это последняя премьера нашего театра того сезона, на спектакль «Визит дамы». У Дюрренматта «Визит старой дамы». У нас «старой» убрали из названия, поскольку там играю я. Может, лет через десять-пятнадцать вернут это название, если спектакль доживет до того времени. - Сезон еще не начался. Когда Ленком открывает? М.Миронова:-- Ленком открывается в сентябре. И грядет премьера новая Марка Анатольевича Захарова «Вишневый сад». - Спектакль прошлого сезона «Визит дамы». У вас там большая главная роль. На вас и сделан спектакль. У вас замечательный партнер, Александр Лазарев. И Андрей Соколов, он у нас тоже был в студии. Вы этой работой, я думаю, довольны. М.Миронова:- В принципе мне тяжело говорить об этом. Потому что я мало чем из своих работ бываю довольной. Наверное, это черта характера. Меня это будоражит для дальнейшего роста. Но, безусловно, роль эта интересная. Единственное, что у меня вызывало изначально знак вопроса – почему убран возраст этой героини. Потому что вся суть пьесы – это итоги жизни пожилого человека, который приезжает для того, чтобы отомстить за свою поруганную любовь. Но в результате тема и смысл у нас остались. Единственное, что я поняла, что итоги жизни возможны на разных ее этапах. Есть итоги непосредственно всей жизни, но и какого-то этапа жизни.

- Сейчас, к сожалению, целое поколение актеров уходит и уходит. Это трагедия. Все понимают, о ком идет речь. Александр Абдулов умер в прошлом году. В этом году другая сильная потеря – Олег Янковский. Ведущий актер вашего театра. Мы говорили о Николая Караченцове, который не может, к сожалению, сейчас играть в театре. Ваше поколение приходит им на смену. Это для вас больше ответственность или это вообще никак не чувствуется? Как-то ваша жизнь в театре изменилась? М.Миронова:-- Это колоссальные потери тех людей, которых вы назвали, для Ленкома. Наш театр Марка Анатольевича Захарова, и по театру и по кино, эта эпоха ассоциировалась с этими актерами. И я не приверженец точки зрения, что незаменимых нет. Я считаю, что незаменимые есть. Это эпоха. Мы это мы. Это наше поколение. И мы должны по всей своей возможности своих сил делать что-то свое. Мы никогда не заменим их. Это факт. И говорить, что мы им на смену. Их мы уже не заменим. Они были, и они останутся в истории кинематографа, театра, в памяти людей, в сердцах. И никогда в жизни мы не будем претендовать на их места. Мы можем делать только свое, вкладывать в это ту живую энергию и силу, которая есть у нашего возраста, у нашего поколения. И делать уже какую-то историю своего поколения. Так, мне кажется, честно. - К сожалению, наше время в эфире подошло к концу. Интересная была беседа. Надеюсь, к нам еще придете в студию. Миронова:-- Надеюсь, что в нашей истории с газетой «Комсомольская правда» будет мир и не будет больше неприятных ситуаций, которая, к сожалению, произошла в июле в связи с некомпетентностью одного сотрудника. - Наша встреча подтверждение того, что мир заключен с «Комсомольской правдой».- Спасибо большое.