Общество

Главный хранитель памяти о «солдатах слова» Донбасса Виктор Вовенко: Часто искал фронтовиков среди погибших, а находил в живых

Старший преподаватель кафедры журналистики Донецкого национального университета отмечает шестидесятилетие своей деятельности
Герой Советского Союа, танкист Дмитрий Федорович Некрасов (слева) и Герой Советского Союза, летчик-штурмовик Иван Федорович Фатеев (справа). Фото: Личный архив Виктора Вовенко

Герой Советского Союа, танкист Дмитрий Федорович Некрасов (слева) и Герой Советского Союза, летчик-штурмовик Иван Федорович Фатеев (справа). Фото: Личный архив Виктора Вовенко

В Донецкой Народной Республике уже не осталось журналистов-фронтовиков Великой Отечественной войны. Последнего из них – Всеволода Козореза не стало в прошлом году. Однако память о них сохраняет преподаватель кафедры журналистики Виктор Вовенко. На протяжении долгого времени он организовывает митинги-реквиемы у памятника журналистам-фронтовикам, воевавшим в годы Великой Отечественной войны.

В этом году из-за ситуации с коронавирусом собраться не удалось. Несмотря на это, в профессиональный праздник – День печати – Виктор Федорович пришел к памятнику и возложил цветы от себя лично и от всех своих друзей и знакомых.

После этого Вовенко отправился в университет, где работает уже на протяжении долгого времени. Встретились мы с Виктором Федоровичем в кабинете, который больше напоминает музей: на стенах висят фотографии журналистов-фронтовиков, на полках – коллекция газет, печатных машин и фотоаппаратов, среди которых и его первый фотоаппарат ФЭД-2.

Первый рабочий мотоцикл. Фото: Личный архив Виктора Вовенко

Первый рабочий мотоцикл. Фото: Личный архив Виктора Вовенко

- Ровно 60 лет назад - 5 мая 1960 года - я, будучи десятиклассником, был приглашен на районное собрание журналистов, на которой мне вручили первую в жизни грамоту за журналистскую работу. Там было сказано, что газета «Новый Донбасс» награждает юнкора Виктора Вовенко, - вспоминает наш герой.

Работать в газете предложил учитель

Журналистикой Вовенко стал увлекаться с девятого класса. Сначала фотографировал, а потом начал и писать.

- Мой первый редактор - Иван Степанович Шкуренко – это человек, который, по сути, мне дал путевку в журналистику. Это журналист, который прошел войну. Он дошел почти до Берлина. На Зееловских высотах 17 апреля 1945 года его тяжело ранило. У него много наград: Ордена Красного Знамени, Отечественной войны I и II степени, Красной звезды, Медали «За Отвагу». Это поистине героический человек, - рассказывает Виктор Федорович.

Интервью с учасником восстания на броненосце «Князь Потёмкин-Таврический». Фото: Личный архив Виктора Вовенко

Интервью с учасником восстания на броненосце «Князь Потёмкин-Таврический». Фото: Личный архив Виктора Вовенко

- Как вы познакомились?

- В школе у нас был учитель черчения - Евгений Иванович Желябин. По совместительству он был внештатным корреспондентом районной газеты. Я с ним дружил, приходил к нему в гости. Он увлекался рыбалкой, мотоциклами. Я помогал ему в распечатке фотографий. Он однажды предложил начать работать. Мне купили ФЭД-2. В школе я фотографировал занятия в спортивной секции гимнастики.

С этими снимками юный Виктор пошел в редакцию газеты «Новый Донбасс».

- Меня поразило, что редакция находилась в небольшом домике. Это было рано утром, тогда мороз сильный был. В редакции еще никого не было. Я долго ждал и даже немного подморозил уши, - вспоминает Вовенко. - Первым пришел редактор. Он принял меня как равного. Ему было 36 лет, а мне 15. Это я уже потом понял, что журналистское братство – особое. Тут нет старших и младших, если ты умеешь что-то – значит – чего-то стоишь. Я был комсоргом в школе. Он начал меня расспрашивать о работе комсомольской организации, о товарищах, об увлечениях, как я пришел к фотографии. Потом отобрал снимки, тут же посадил меня за стол, чтобы я написал текстовку.

Журналистикой Виктор Вовенко (на фото слева) увлекся еще в школе. Фото: Личный архив Виктора Вовенко

Журналистикой Виктор Вовенко (на фото слева) увлекся еще в школе. Фото: Личный архив Виктора Вовенко

Уже через неделю - 25 ноября 1959 года - на страницах газеты вышла фотография, на которой была девочка на брусьях – ее звали Наташа Волкова.

- Я даже не думал, что мой снимок напечатают, - признается Виктор Федорович. - Вся школа гудела, поздравляли. После этого получил от редактора очередное задание и продолжил потихоньку фотографировать.

По окончанию десятилетки Виктор Вовенко поступил на ремонтно-механический завод. Начинал слесарем-инструментальщиком.

- Так случилось, что фотоаппарат был все время со мной. Я снимал рабочих, передовиков, новаторов, молодежь. Занимался сам спортом и снимал соревнования. Эти снимки печатали в газете. И меня начали втягивать в написание текстов. Считаю, что это правильным, потому что журналист не может быть только фотокором или только пишущим. Он должен быть, как говорится, универсальным солдатом – сейчас веление времени таково.

В армию напросился

Так Вовенко начал делать короткие репортажи. Это продолжалось два года, пока работал на заводе. Потом немного проработал в райкоме комсомола и его пригласили в редакцию вновь созданной газеты «Маяк» - «Новый Донбасс» закрыли, но дело продолжилось.

В армии. Фото: Личный архив Виктора Вовенко

В армии. Фото: Личный архив Виктора Вовенко

- Газета «Маяк» выходила на четыре района: Красноармейский, Селидовский, Авдеевский и Добропольский. По работе ездил много по районам. И на велосипеде, и на мотоцикле, и попутными машинами, - рассказывает Виктор Федорович. - Снимали и передовиков, снимали и недостатки – много критиковали. Если кто-то говорит, что советская власть зажимала критику – никому не верьте. Критиковали. Даже лично я критиковал директора лучшего передового совхоза Героя Социалистического труда. Он потом возмущался, но оперировать нечем – у меня были фотофакты бесхозяйственности.

Виктор Вовенко был единственным фотокорреспондентом в газете «Маяк». Несмотря на это, исправно справлялся со всеми поставленными задачами. С вечера проявлял пленки, в пять утра вставал, в шесть уже были отпечатаны и отглянцованы снимки. Тогда была цинкографическая передача фото. В семь утра он вез фотографии цинкографу на ретушировку.

В армии. Фото: Личный архив Виктора Вовенко

В армии. Фото: Личный архив Виктора Вовенко

- Ушел в армию вопреки воле редактора. В военкомате меня не хотели брать. Поругался. Настоял. И меня отправили в истребительную авиацию – в Московский округ противовоздушной обороны. Начинал служить в школе младших авиаспециалистов. Потом направили в Клин в подмосковный авиационный полк. Там был избран комсоргом. Продолжал писать и фотографировать – занимался военкоровской работой. Будучи на службе, публиковался в газете «На боевом посту». Занял первое место в творческом конкурсе. За службу и общественную работу был награжден почетной грамотой Центрального комитета Всесоюзного Ленинского коммунистического союза молодёжи.

После увольнения из армии восстановился в Донецком педагогическом институте, в который поступил еще до ухода в армию. И с первого курса продолжал заочное обучение. Вернулся в редакцию. Поскольку получалось писать лучше, чем раньше, Вовенко взяли литературным работником. Потом он стал заведующим отделом, потом - ответственным секретарем. По карьерной лестнице поднимался стремительно – все благодаря усердию, отдаче работе и почти круглосуточному труду.

Виктор Вовенко (на фото справа) и журналисты-фронтовики Наум Маркович Златокрылец (слева) и Александр Платонович Заярный (по центру) на Саур-Могиле (1975 год). Фото: Личный архив Виктора Вовенко

Виктор Вовенко (на фото справа) и журналисты-фронтовики Наум Маркович Златокрылец (слева) и Александр Платонович Заярный (по центру) на Саур-Могиле (1975 год). Фото: Личный архив Виктора Вовенко

- В редакции было несколько журналистов фронтовиков. На войне они не были журналистами, стали писать уже после. У этих людей я учился. С благодарностью я вспоминаю Ивана Шкуренко, Евгения Емца, Юрия Мазина, которые меня наставляли на путь истинный, учили и писать, и ездить на мотоцикле и автомобиле, - рассказывает Виктор Федорович. - У нас в редакции каждый мужчина умел водить транспорт. Было пять мотоциклов и две машины, старенькие, но в исправном состоянии. Мы за ними ухаживали. У меня «Ява» была чистенькая, аккуратненькая.

Проводил встречи с фронтовиками

Несмотря на то, что Виктор Вовенко был на должности ответственного секретаря и был занят версткой - продолжал не только писать, а и заниматься поисками родственников погибших солдат.

Виктор Вовенко на демонстрации. Фото: Личный архив Виктора Вовенко

Виктор Вовенко на демонстрации. Фото: Личный архив Виктора Вовенко

- Мы проводили в редакции встречи с фронтовиками, которые жили на территории района. Были разные люди: от рядового до командира полка. Красноармейск в феврале 1943 года освобождала гвардейская Кантемировская танковая дивизия. Они дошли до Красноармейска, их остановили немцы, десять дней наши воины защищали Красноармейск. Местные жители много помогали. Мой двоюродный брат участвовал в этом. Когда фашисты зашли опять, моего деда, дядю и двоюродного брата расстреляли. Осталось много братских могил. Много безымянных

Виктор Федорович писал и в архив Министерства обороны, и по старым довоенным адресам.

- Было такое, что я писал: «Ищу семью погибшего…» А в ответ приходил ответ: «Я жив». После этого рождались большие материалы. Так я познакомился с одной женщиной - муж у нее военный. Они приезжали ко мне в гости. Приезжал с Поволжья мужчина, которого спасла бабушка моего одноклассника. Она спасла его, рискуя жизнями своих детей и внуков. Она его спрятала, а на заборе написала «тиф». Немцы обходили десятой дорогой.

В 1967 году появилась идея собрать оставшихся в живых кантемировцев, в том числе Героев Советского Союза. Из 31 Героя Советского Союза – 13 к нам приехали.

Герой Советского Союа, танкист Дмитрий Федорович Некрасов (слева) и Герой Советского Союза, летчик-штурмовик Иван Федорович Фатеев (справа). Фото: Личный архив Виктора Вовенко

Герой Советского Союа, танкист Дмитрий Федорович Некрасов (слева) и Герой Советского Союза, летчик-штурмовик Иван Федорович Фатеев (справа). Фото: Личный архив Виктора Вовенко

- Приехала жена погибшего командира бригады, сын погибшего и похороненного в Красноармейске командира бригады. Прошлись вместе по местам былых боев. Люди встречали их со слезами. Вспоминали, как это было. Одиночные могилы были просто у людей в огородах – там, где погиб, там и хоронили.

Никогда не обманывал читателя

На стене созданного Виктором Вовенко музея – стенд с фотографиями журналистов, которые прошли через войну, тех, кто в бою был с блокнотом, карандашом и фотоаппаратом и тех, кто был обычным рядовым с автоматом в руках, а журналистом стал после Великой Победы.

- Эта доска памяти именно журналистам-фронтовикам?

- Большинство стали журналистами после войны. Всего таких журналистов, выходцев из Донбасса больше пятисот, а на стенде 58, - отвечает Вовенко. - Среди них - пять Героев Советского Союза. Вот, например, Борзенко был рядовым журналистом. В бою под Керчью - в рядах десантников. Во время атаки погибает командир. Началась паника. Атака приостановилась. Он поднимается и говорит: «Беру командование на себя! За мной!» И пошел в бой, - рассказывает Виктор Федорович. - Они «поперли» немцев. Остановились на привал. Борзенко на планшете, на колене, написал заметку в газету, описав этот случай, но не сказал, что «я взял на себя командование». С этим текстом он отправил матроса на шлюпке через Керченский пролив в Тамань. Газета вышла – фамилия его была только в авторах. Потом уже доложили по инстанции наверх, что военный корреспондент заменил командира. И ему за этот подвиг дали звание Героя Советского Союза.

Рабочая волга. Фото: Личный архив Виктора Вовенко

Рабочая волга. Фото: Личный архив Виктора Вовенко

- Приходилось ли вам во время работы обманывать или недоговаривать?

- Для того чтобы что-то сообщить, иногда приходилось говорить намеками, но намеки были прозрачными и понятными. За все годы работы никогда не обманывал, не вводил читателя в заблуждение. Если ты брешешь – к тебе не будет доверия, - признается Вовенко. - Прежде, чем взять интервью у маршала авиации, трижды Героя Советского Союза Покрышкина, я дня три сопровождал его – ездил по области. Он не любил журналистов. Когда-то давно переврали его биографию и факты из его жизни, да так, что он просто возненавидел корреспондентов и близко их к себе не подпускал. Я взял его книжку «Небо войны» и, выбрав момент, подошел к нему и говорю: Александр Иванович, я прочитал эту книжку и не со всем в ней согласен. Я ему рассказываю эпизод, который у меня, как у человека, знающего истребительную авиацию, вызвал сомнения. Он сурово на меня посмотрел: «Ты так считаешь?» Говорю: «Да». Он улыбнулся: «Ну, молодец, ты прав, конечно». И дальше рассказал, как было на самом деле.

- Есть материал, который вы считаете своей гордостью и тот, который вы хотели бы изменить?

- Я написал тысячи материалов. Есть такие, в которых не то чтобы что-то не так, а дополнить бы хотелось. В силу того, что у меня появилась новая информация. У меня есть и такое правило, перенятое у фронтовиков: доверяй, но проверяй. Мне приходилось сталкиваться с ветеранами, которые немного докручивали. Их я ловил на лжи. Они начитались мемуарной литературы и выдавали чужое за свое. Журналистика – для меня все... Я никогда не жалел, что ей посвятил целую жизнь.

Виктор Вовенко с преподавателями кафедры журналистики подготовили книгу о журналистах-фронтовиках - «Солдаты слова».

- В ней больше пятисот страниц. Сейчас пытаемся ее издать. Шесть лет над этим бьюсь, но никак не получается довести до конца. Все упирается в финансы. Еще есть неизданная книга о Сергее Прокофьеве... Очень надеюсь на то, что придет время и эти книги попадут к читателям.

С газетами связана вся жизнь... Фото: Личный архив Виктора Вовенко

С газетами связана вся жизнь... Фото: Личный архив Виктора Вовенко

Всегда помогает своим ученикам

Виктор Вовенко никогда не рвался за регалиями и титулами, всегда погружался в работу, не думая о каких–либо наградах. Главное для него – это живое общение со своими героями, связь с которыми он не теряет на протяжении многих лет. Виктор Федорович никогда не говорит о своих медалях и дипломах, за исключением первой, самой памятной грамоты, которую получил за журналистскую работу еще в школе.

Для многих корреспондентов и фотографов Виктор Вовенко стал проводником в профессию журналиста. Он рекомендовал своих выпускников в редакции газет, на телевидение и радио. Виктор Федорович продолжает поддерживать и помогать своим ученикам и после окончания университета – советует темы для публикаций, делится контактами спикеров, дает справедливую оценку, которая помогает посмотреть на свою работу со стороны.

– У него непревзойдённая память. Не все молодые могут этим похвастаться. Виктор Федорович помнит детали, мелочи, которые происходили полвека назад. Он без труда может назвать имена и фамилии практически каждого своего героя, назвать адреса, по которым они жили тогда, их награды, – рассказывают студенты и выпускники. – Еще на первом курсе, когда мы ходили в музей фотожурналистики, по возвращению в аудиторию Вовенко спросил у нас: сколько минут заняла дорога? Сколько светофоров мы прошли? Сколько поворотов? Какие магазины встретились по пути? Уже тогда стало ясно, что главное в профессии журналиста – разглядеть детали.

Виктор Вовенко всегда помогает своим студентам. Фото: Личный архив Виктора Вовенко

Виктор Вовенко всегда помогает своим студентам. Фото: Личный архив Виктора Вовенко

Нелегко Виктору Федоровичу пришлось и в первые годы войны, когда снаряды то и дело не прекращали сыпаться со стороны украинских позиций. Он живет в самом сердце Киевского района, который Киев обстреливал с особой жестокостью. На глазах Вовенко разрывались снаряды, неоднократно он рисковал жизнью. Долгое время был без света, воды и газа. В то время выживать приходилось с трудом. Многие уехали… но Виктор Федорович сказал «Не дождутся!» и остался преданным Донбассу, университету и ученикам. Несмотря на все трудности, он добирался на рабочее место без опозданий – всегда в наглаженном костюме и с легкой улыбкой на лице. Позитивный настрой к жизни он сохраняет по сей день.

Читайте также

«Люди здесь дружные. Название обязывает»: Как живет улица в Донецке, названная в честь «Комсомольской правды»

Наш корреспондент прогулялся улицей, названной в честь известного издания (подробнее)