2019-11-07T16:25:14+03:00

Волгоградский природоохранный прокурор: Завод можно закрыть, а дальше что: сталь у китайцев покупать?

«Комсомолка» поговорила с руководителем Волгоградской природоохранной прокуратуры Максимом Макашовым об экологической ситуации на «Красном октябре» и в Светлом Яре, и стали ли горожане более сознательными по отношению к окружающей среде
Закрытие завода -это социальный вопрос и вопрос промышленной безопасности.Закрытие завода -это социальный вопрос и вопрос промышленной безопасности.Фото: Геннадий БИСЕНОВ
Изменить размер текста:

- Расскажите, чем вообще занимается природоохранная прокуратура?

- Мы специализированное ведомство. В первую очередь мы работаем над сохранением Волги и ресурсов с ней связанных: лес, почва, недра, воздух, вода. Кто-то думает: цветочки охраняем, что тут сложного. Но когда начинаешь разбирать даже небольшой вопрос, то оказывается, не все так просто. Только одних нормативных актов около 6 тысяч. Это и СанПИНы, ведомственные и вневедомственные приказы. Мы контролируем соблюдение законодательства в деятельности таких ведомств как Росприроднадзор, Комитет природных ресурсов, Россельхознадзор, Роспотребнадзор, Росреестр. Во многих вопросах мы координирующий орган. Законодательство сейчас выстроено так, что они не могут выйти за пределы своих полномочий. Иногда нужно действие всех органов, чтобы решить вопрос, особенно в экологической сфере. И тут подключаемся мы. Причем работаем в первую очередь не на показатели (хотя они учитываются), а на эффективность. Задача природоохранного прокурора не выявить нарушение – для этого есть другие ведомства, а устранить нарушения.

- И как вы это делаете?

- У нас в инструментарии акты прокурорского реагирования: представления, протесты, постановления, исковые заявления. Мы занимается и профилактикой. Вправе выписать и предостережение.

- Вы выезжаете на предприятие, составляете акт, выписываете штрафы, но что такое 20 тысяч рублей для промышленного гиганта?

- Сейчас модель санкций построена так, что штрафы разные. Для физических лиц - одни, для должностных - другие, для предприятий - третьи. Для организаций предусмотрено наказание до 700 тысяч рублей. Согласитесь, это не мало.

Мы направляем представление. Это – акт прокурорского реагирования. Описываем нарушения и требуем их устранить. Каждое нарушение у нас берется на контроль. Мы ведем свой реестр и не снимем предприятие с реестра, пока не получим ответ. Если отказываются сотрудничать и идти навстречу, то идем в суд. Суд выносит решение – обязать. Например, организовать водоотведение в соответствии с законом. Тогда мы требуем: покажите проект, покажите бюджет. Нам не важно, каким способом это сделают: закольцуют или поставят очистные. Нам важен результат. И предприятиям дают разумный срок для того, чтобы все исправить по закону. Если и в эти сроки ничего не делается, подключаются судебные приставы.

Максим Макашов работает в природоохранной прокуратуре уже более 25 лет. Фото: Волгоградская природоохранная прокуратура

Максим Макашов работает в природоохранной прокуратуре уже более 25 лет. Фото: Волгоградская природоохранная прокуратура

«У МЕСТНОЙ АДМИНИСТРАЦИИ НЕТ ДЕНЕГ? ЭТО ОТМАЗКА»

- Волгоград не часто радует своими позициями в разного рода рейтингах. А по экологии мы где? Насколько сложная у нас ситуация по сравнению с другими регионами?

- Волга – 3,5 тысяч километров, регионы разные от тайги до пустыни. Характеристика и экологическая ситуация разница. Где-то проблемы с лесами. У нас леса 4 процента, зато больной вопрос по недрам и отходам. Но даже по ним – ситуация не критическая, а контролируемая. Мы можем воздействовать. Прокуратура плотно работает с площадкой Экосовета при Облдуме. С этого года отдельно в парламенте сделали комитет по экологии. Значит, экологические проблемы в сфере внимания и законодательной власти в том числе.

У нас не худший регион по экологии. Мы, скорее, в лидерах. У нас уменьшается сброс неочищенных стоков. В этом году на 5 миллионов кубометров. В основном, это произошло за счет ликвидируемого водовыпуска на «Красном Октябре», они закольцевали систему – выполнили требование.

- Но продолжают чадить?

- Они решают эту проблему, есть программа. Мы проводили совещание с заместителем губернатора Романом Бековым, проговорили, как спасти ситуацию на данный момент. По воде вопрос решился, сейчас по атмосферному воздуху решают. Идет перевооружение. Самый проблемный цех – СПЦ-2. У них есть решение - собрать все выбросы в систему очистки. Есть график, мы эти работы видим. Мы систематически запрашиваем, а они предоставляют информацию. Просто те работы, которые проводятся, финансово емкие. А по сути, весь завод завязан на этой печке. Время нужно.

«Красный» дает 49 процентов уникальной стали на всю Россию. Завод можно закрыть, дальше что? Сталь у китайцев покупаем, пять тысяч человек на улицу выгоняем? Есть решения, которые не должны приводить к худшим условиям. Это уже социальный вопрос.

- Есть ли у вас черные списки предприятий–нарушителей? Промышленные гиганты, которые нарушают экологические нормы?

- Нехорошие предприятия – это как раз маленькие предприятия. Тот же «Каустик» вкладывается в соблюдение нормативов – мы недавно были на нем с проверками. Но там есть промплощадки. Раньше думали «Каустик» – одно предприятие. Заходим, а там еще с десяток ООО на промплощадке. Взяли список, анализируем. Собираем информацию. Смотрим, вся ли статистика есть в контролирующих органах: валенки шьют или хлор по баночкам закупоривает. Решаем, куда выходить с проверкой. Для ее проведения нужны основания: мы соблюдаем интересы предпринимательского сообщества. К тому же надо понимать, кого с собой звать: комитет природных ресурсов, Росприроднадзор, Ростехнадзор, или всех вместе. Они делают заборы проб, отдают в лабораторию, а данные потом предоставляют результаты нам. А мы уже реагируем.

- Расскажите о ситуации в Светлом Яре. Жители массово жалуются, что нечистоты выливают прямо на землю. Люди задыхаются от зловонного запаха, отходы попадают в грунтовые воды.

- Сброс на рельеф местности у нас по закону запрещен. Но вопрос водоотведения - местного значения. Его должна решить районная администрация. Суд по нашему требованию обяжет власти исправить ситуацию. Денег нет – это отмазка. Разработайте проект, когда будет проект, тогда можно идти в субъект, просить федеральные деньги. Без проекта никто денег не даст. Начните с чего-нибудь.

Да, мы имеем право перекрыть трубу. Но что тогда будет? Все, что сливается в унитаз, пойдет обратно. Люди тут же к нам выйдут и спросят: что вы сделали, мы вас о другом просили! Здесь должна быть системная работа: дайте проект, дайте решение, вы орган власти, привлекайте инвесторов, технологии.

«РАНЬШЕ ДЫМЯЩИЕ ТРУБЫ БЫЛИ ПОКАЗАТЕЛЕМ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ, А СЕЙЧАС – КАК КАТАСТРОФА»

- Вы в прокуратуре вот уже 25 лет. За это время экологические требования поменялись?

- Очень серьезно. Фактически нормативы ужесточаются. Особенно это заметно в обращении с отходами. Закон в нынешней редакции запрещает простое складирование отходов. Теперь есть обязательные требования их хранения и дальнейшей рекультивации. В тариф, по идее, средства на это заложены. То есть мы с вами платим и за то, что полигон лет через 15-20 рекультивируют, и его передадут как земельный участок. Также с 2021 года в каждом дворе должны быть по три контейнера для раздельного сбора мусора.

- В последнее время волгоградцы часто жалуются на запах гари или хлора в воздухе, вы как-то изучаете данные мониторинга воздуха?

- Мы ежемесячно получаем данные стационарных постов с Росгидромета. Показатели по характеристике атмосферного воздуха из Волжского, Волгограда, районов области. И ситуация очень удовлетворительная. Фиксируются разовые превышения ПДК по некоторым веществам – на 0,1, - 0,3 процента. Может быть, и пахнет. Но запахи не нормируются. Хотя сейчас этот вопрос обсуждается.

Дополнительно к данным мониторинга и цифрам от ведомств изучаем и ту информацию, что предоставляют нам предприятия. Потому что организации также должны сами проводить производственный контроль. Мы когда выходим с проверкой, требуем результаты этих собственных контролей, просим данные о потенциальных загрязняющих веществах, которые они могут выбрасывать в воздух или сливать.

Прокуратура обязует владельцев содержать в порядке заброшенные ГТС. Фото: природоохранная прокуратура

Прокуратура обязует владельцев содержать в порядке заброшенные ГТС. Фото: природоохранная прокуратура

- Отношение к экологии у людей изменилось?

- Раньше дымящие трубы были показателем индустриализации, а сейчас любой дымок воспринимается как катастрофа. Изменилось восприятие экологии. Но не сильно поменялась экологическая культура. В советский период также был и зеленый и голубой патруль, деревья сажали, субботники проводили. Вряд ли люди резко стали осознанней. Очень часто, это просто сотрясание воздуха.

Надо понимать, что экология - она выстреливает не сегодня – не завтра. Она влияет на поколение через десятилетие. То, что в тех же 60-х считалось незначительным, теперь нам приходится бороться с последствиями. Например, «белое море» в Нижнем Новгороде - большая «черная дыра», куда сливают фенольные отходы высокого класса опасности. Оно десятилетиями накапливалось, люди сливали туда опасные вещества со словами: как-нибудь потом уберем. Убирает наше поколение. Семь миллиардов выделили.

- А «белое море» Химпрома?

- Его включают в госпрограмму, но это процесс не одного дня. Так что вполне возможно тоже выделят значительные средства.

- В интернете гуляют устрашающие ролики с морем из пластика или сотнями загубленных по вине человека животных. Нам предрекают печальное будущее – мы сами убиваем свою планету. А может ли быть хороший сценарий?

- Вопросы, которые выходят за государственные границы, могут решиться только общими усилиями. Подписываются декларации, конвенции. Россия берет на себя определенные обязательства по выбросам в атмосферу. Например, наша страна может сделать установленное количество тонн выбросов. Не больше. В связи с этим будут пересматриваться объемы и нормы для предприятий. Это государственные и общемировые вопросы.

- От человека что-то зависит?

- Думаю, да. Говорят, что один в поле не воин, но если каждый будет стараться, то можно изменить ситуацию. Проснулся - приведи свою планету в порядок. Делай то, что в твоих силах. Посади дерево, соберись на субботник, разделяй мусор, не используй пластиковую посуду. В этом я вижу выход. Надо просто делать. Есть задачи маленькие, есть глобальные. Начни с маленьких - решишь глобальные.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также