2019-09-02T02:15:06+03:00

Ярославские ребята - жулики-грабители

Наш обозреватель Денис Горелов - о сериале «Черные волки»
Денис ГОРЕЛОВкинокритик
Поделиться:
Комментарии: comments5
Сергей Безруков в фильме «Черные волки». Фото: Кадр из сериала «Черные волки»Сергей Безруков в фильме «Черные волки». Фото: Кадр из сериала «Черные волки»
Изменить размер текста:

Когда Вову Шарапова понесло на блат-хате, он прогнал сногсшибательную телегу про «папашку своего» тов. Сидоренко, который «вагонами воровал». На вопросительный взгляд Горбатого бандит Чугунная Рожа смежил веки: было дело, хипиш громкий.

Может, и так - за папашку Сидоренко история умалчивает, а вот полковник Павленко и впрямь организовал посреди войны фальшивый стройбат, занятый капстроительством на практически бесплатной рабсиле и стройматериалах по госрасценкам. Ежу было понятно, что в тотальной системе учет-контроля такое могло случиться только при массовом долевом участии административно-хозяйственных органов республик, областей и военных округов. Спрут был подлинно всеохватным.

Нахальной дерзостью сценарист Константинов оказался вполне сопоставим со своими жульманами. Сознавая вполне, что преступления смет и накладных совершенно некиногеничны, он изобрел в недрах хозрасчетного криминального сообщества еще и банду офицеров-налетчиков, бомбящих инкассаторские конвои в Ярославле 1954 года образца. Зачем им это было надо при миллионных оборотах теневых строек, автор умолчал, а зритель как разинул благодарную варежку, так и не закрывал ее все 8 серий. Чтобы ни у кого, кроме последних лохов, не осталось сомнений, что перед нами чистопородный гон, бандиты оставляли на месте гоп-стопа волчью голову, да не простую, а черную, от волков-мутантов, - явно чтоб их легче было поймать. А брали их с помощью конкурентной банды имитаторов под началом только что откинувшегося с отдаленных мест бывшего опера угро Хромова (Сергей Безруков). В 54-м, признаться, много шло с этапов длинных неправедно осужденного народу, но слыхать среди них о сыщике, севшем за краденные брильянты княгини Голицыной, доводилось, видимо, одному г-ну Константинову. При этом история вышла совершенно блестящей ввиду соблюдения золотого правила советских баек: чтоб зритель поверил в золото-брильянты в гипсовой руке для обмена на деревянные рубли или в истребление пятью вчерашними школьницами взвода немецкого диверсионного спецназа, гон должен быть предельно достоверным в деталях и атмосфере, а излагаться с каменной рожей очевидца, которому «век воли не видать». А для этого ставить пургу автору Константинову пришлось самому, иначе б непременно спалился. На привокзальном шалмане «Синий платочек» с песней «Черный ворон переехал мою маленькую жизнь». На менте, невредимо выскочившем из трех котлов уголовной зоны. Когда высокоодаренный человек с помощью первого состава исполнителей навирает с три короба, остается только восторженно цокнуть: «Кин-но!»

Ахинея? Стопроцентная, очаровательная своей бесстыжестью: сам видел, мамой клянусь. Ловко сделано? Не то слово. Воздвигнем на месте отринутой советской мифологии новую коммунально-уркаганскую. Интересно? О-го-го. Это ж все про нас - про трофейные супницы в серванте, потертые чемоданы на шкафу да кота на дверной притолоке.

Сегодня мы наблюдаем отрадный процесс перехода под юрисдикцию мифа все более ближних временных территорий (конечно, тому подвержены наименее кровавые и болезненные для национального сознания периоды). НЭП тотально обшучен еще с Ильфа и Петрова. 50-е отданы во власть милых дураков «Покровскими воротами». Быть зоной горькой правды те годы перестают буквально на наших глазах. Безруков натурально «снимает Жеглова»: этот его закус папиросы и плюханье в сапогах на тахту с руками в карманах. Попав под конец в банду, уже «дает Шарапова» - выезжая на борзоте и отсылках к местному штопориле Коле Серому (на вопросительный взгляд пахана урка-знаток прикрывает веки: был такой, не фуфло). Задействован и мотоцикл с коляской Ивана Лапшина, и его же реглан под кепочку, и даже фото в розыск С. В. Безрукова в грубом свитерке Саши Белого.

Да и место встречи выбрано безошибочно. Город-озорник, крупный центр воровского мира с кичманом окнами на Волгу, где в самом центре висит памятная доска: «На этом месте 24 июня 1794 года ничего не произошло». В нем же, у галереи «Артист», где любят столоваться заезжие кинодеятели, сидит на лавочке пешеходной зоны гербовый бронзовый мишка с секирой и будто заливает подсевшим туристам: «Слушайте, пацаны, как было дело…»

«Черные волки»

2011. Реж. Дмитрий Константинов

(повторный показ на Пятом канале)

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Кино и сериалы с Денисом Гореловым»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также