2018-08-07T06:57:27+03:00

Волгоградка требует наказать врачей больницы, где ее трехмесячная дочь умерла от обычной пневмонии

Родителям пять дней не говорили, что их ребенок находится в коме
Поделиться:
Комментарии: comments18
Волгоградка жалеет, что верила врачам.Волгоградка жалеет, что верила врачам.Фото: Инна ШЕРЕМЕТЬЕВА
Изменить размер текста:

На телефоне у Кристины Черкашиной – двухмесячная дочка. Она улыбается и смотрит на маму. Это одна из последних фотографий Вики. Девочка умерла, когда ей было всего три месяца. И молодая женщина винит в этом врачей, которые своим равнодушием погубили ребенка.

«Ребенок дышит, розовый, не придумывайте болезни»

Вика была долгожданной дочкой. Кристина с мужем основательно готовились к родительству, прошли все необходимые и дополнительные анализы. Родилась кроха здоровой девочкой, почти здоровой. У нее диагностировали открытый клапан аорты. Но медики успокоили мамочку: обычно он сам закрывается к шести месяцам. А если нет, то операция занимает десять минут. Счастливая мама, счастливый ребенок

Вика была очень жизнерадостным ребенком. Фото: из личного архива семьи Черышевых

Вика была очень жизнерадостным ребенком. Фото: из личного архива семьи Черышевых

- Доча спокойная, некапризная, она часто улыбается, улыбалась… , - сбиваясь на настоящее время говорит Кристина – с гибелью Вики волгоградка до сих пор не смирилась. – И до двух месяцев дочка совсем не болела. Началось все с одышки.

Весь следующий рассказ состоит из дат, диагнозов и человеческого безразличия.

- 23 марта я пришла в поликлинику - нас отправили в восьмую больницу. Сначала сказали, что все хорошо. Но я настояла на рентгене, который показал небольшую правостороннюю пневмонию и нас на машине Скорой помощи отправили в больницу №21 с пометкой – что в 8 больнице нет реанимации.

В «инфекционке» маму с крохой на руках также ждал нетеплый прием. Врач реаниматолог забраковал снимки, швырнул их на стол со словами: «Ребенок дышит, розовый, не придумывайте болезни». Медик потребовал написать отказ от госпитализации. И молодая мама чуть не ушла. Ее остановила сотрудница больницы: просто так одышки у двухмесячного ребенка не бывает. И Кристина настояла на стационаре.

- Нас поселили в палату с женщиной, которая ходила в грязных сапогах, гардероба не было, вся одежда в палатах, на окнах плесень, кругом сплошная антисанитария, - вспоминает Кристина.

Муж Сергей души не чаял в дочке. Фото: из личного архива семьи Черышевых

Муж Сергей души не чаял в дочке. Фото: из личного архива семьи Черышевых

Виновата погода

Не делая повторных снимков Вике сначала назначили Цефотаксим, но на него оказалась аллергия, поэтому ей назначили Линкомицин, который кололи шесть дней. Однако отдышка не уходила, на что заведующая отделением сказала, что причина одышки это реакция на погодные условия. Она, мол, взрослая женщина, и тоже метеозависима. И 30 марта их выписали домой.

А 1 апреля ребенок опять начал подкашливать. Участковый терапевт прописала Лазолван и объяснила все остаточным явлением после пневмонии. На это списали кашель и в кардиоцентре, куда Кристина пришла на консультацию по поводу сердечка Вики.

3 апреля Кристину с Викой планово госпитализировали - уже для операции на сердце, хотели закрыть артериальный проток. Но так и не сделали - помешал кашель. Он стал усиливаться и на этот раз рентген показал обструктивный бронхит, под вопросом пневмония. Девочке прописали ингаляции, от которых крохе стало лучше. Так как Вика не могла сама откашлять мокроту, ей надели кислородную маску. Поскольку малышка стала кислородозависимой, ей срочно вызвали бригаду Скорой помощи и снова отправили в 21 больницу, с указанием на необходимость лечения в отделении реанимации.

- Нас встретил тот же реаниматолог. Я просила поместить дочку в реанимационное отделение. Однако, он снова сказал, что снимки неправильные, что ребенок розовый, дышит. «Чего ты хочешь от меня» - грубил он. И снова отправил в общую палату.

От Линкомицина Кристина отказалась – до этого ребенку этот антибиотик не помог. Малышке снова стали делать ингаляции, но от них ребенок только задыхался. Как объяснили мамочке, дорогого лекарства как у кардиологов у них нет, есть дешевое, но хорошее.

- 5 апреля у дочи случился первый приступ удушья, - едва сдерживая рыдания рассказывает Кристина. - Его с трудом удалось купировать и после она уснула. Но приступ удушья снова повторился, как только Вика проснулась. Кислородной маски в отделении не оказалось. Ей насильно делали ингаляции. Заведующая отделением держала мою дочь у открытого окна при минусовой температуре! Мне объяснили, что ребенку нужен кислород - это единственный способ остановить приступ. Но зашла еще один врач, накричала на заведующую и договорилась о переводе нас в реанимационное отделение, которое находится в отдельном здании. Мы прошли туда через улицу, где было холодно и ветрено. Нашим лечащим врачом оказался тот самый реаниматолог. Поскольку у Вики снова начался приступ, ее у меня забрали. Тогда я и не предполагала, что в последний раз держала доченьку на ручках.

Вику забрали в реанимационный бокс. А Кристину попытались отправить домой – даже пытались собрать вещи. Мамочка с боем добилась, чтобы выделили место в стационаре. Ей сделали фиктивную историю, но в реанимацию не пускали.

Это одна из немногих фото, где Кристина вдвоем с дочкой. Фото: из личного архива семьи Черышевых

Это одна из немногих фото, где Кристина вдвоем с дочкой. Фото: из личного архива семьи Черышевых

«Состояние тяжелое, все будет хорошо»

Диагноз дочери молодой женщине озвучили на следующий день: правосторонняя пневмония, состояние стабильно тяжелое. Волгоградка предлагала заплатить деньги за лечение, за лекарства. Но ей сказали, что у них все есть. Лишь медсестры сунули список, в котором было от клея карандаша, до средства для мытья полов. 10 апреля уговорами Кристина добилась, чтобы ее пустили к Вике.

- Она лежала бледненькая, маленькая, такая беззащитная. Пыталась повернуть головку, но глазки не открывала, а также судорожно подергивала стопой. Я пыталась поговорить с ней, она не реагировала. Я была там максимум три минуты. Тогда я видела ее последний раз, - каждое слово дается Кристине с трудом.

На все вопросы лечащий врач отвечал лишь одно: состояние тяжелое, но все будет хорошо. Эту фразу медики повторяли, и когда у Вики началось кровотечение в желудке, когда несколько раз сделали переливание плазмы и когда случился легкий отек мозга.

А 16 апреля ребенка разрешили крестить. Сделал это местный батюшка. Родители ждали его на улице.

- Вышел он очень грустный, нам ничего не сказал. А на следующее утро врач личной встрече сообщил, что она тяжелая, что у нее была остановка сердца. Сердечко стучит, не стоит переживать раньше времени – сказал он. А потом реаниматолог грубо попросил уйти, сославшись, что Вика требует постоянного внимания. Пока я отходила в отделение, муж подсмотрел за дочкой в окно через щелку жалюзи. Она лежала в палате и к ней около 10 -15 минут так никто и не зашел. А еще через 15 минут нам позвонил лечащий врач и сообщил, что Вика умерла в 19-40. Проститься к ней нас не пустили – просто нагрубили.

"Вы родили больного ребенка"

Из протокола вскрытия они узнали, что к 17 апреля у Вики был отек мозга, кровотечение легких, отказали почки, печень. Умерла она от кровоизлияния в мозг, полисегментарной двусторонней пневмонии.

В справке о смерти сразу несколько причин смерти.

В справке о смерти сразу несколько причин смерти.

- У доченьки не было ни одного здорового органа. А с 12 апреля она находилась в коме 3 степени, а из нее дети никогда не выходят… И никто, никто нам про это не сказал, - возмущается волгоградка.

Через девять дней после смерти дочери Кристина обратилась в следственный комитет. Уголовное дело возбудили по статье смерть по неосторожности. Следствие продвигается медленно.

Кстати, врачи перед Черкашиными так и не извинились: ни слова сожаления или простого человеческого сочувствия. Когда волгоградка с мужем забирала вещи дочки, медсестры бросили вслед им фразу: «У вас был больной ребенок, не мы виноваты, что вы родили больного ребенка».

- Она была здорова! Медики не смогли вовремя вылечить простую пневмонию! Я не хочу для них уголовных сроков. Я просто хочу, чтобы они никогда больше не лечили детей, чтобы ни один ребенок не пострадал от их равнодушия и непрофессионализма.

В областном комитете здравоохранения сейчас также разбираются со смертью трехмесячной малышки.

- После рождения на пятые сутки ребенок переведен в детскую больницу для дальнейшего лечения и обследования. После выписки поступил под наблюдение детской поликлиники по месту жительства, где было организовано диспансерное наблюдение и обследование. Спустя два месяца был госпитализирован с инфекцией дыхательных путей, лечение дало положительный эффект. В апреле медиками отмечена отрицательная динамика, сочетание нескольких сложных заболеваний, тяжелое течение РС-инфекции. Потребовало направление на госпитализацию в кардиоцентр, где проведено необходимое обследование и консультация с заключением о проведении планового хирургического лечения после санации очага инфекции. Для лечения очага инфекции ребенок направлен в детскую инфекционную больницу. В настоящее время по факту смерти ребенка проводятся следственные действия.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также