2018-04-13T14:02:29+03:00

Отец убитого в 85-й школе Волгограда мальчика обвиняет в халатности учителей и врачей

Владимир Микулин не согласен с тем, что за гибель его сына никого не наказали
Поделиться:
Комментарии: comments5
Илья учился в кадетском классе в школе имени Героя РФ Лячина. Фото: Екатерина СИМОХИНА, личный архив семьи Микулиных.Илья учился в кадетском классе в школе имени Героя РФ Лячина. Фото: Екатерина СИМОХИНА, личный архив семьи Микулиных.
Изменить размер текста:

«Чтобы никого не обвинять бездоказательно, решил дождаться выводов следствия, подтвержденных экспертизами. Поэтому не давал интервью в первые дни после трагедии. А потом случайно увидел в своем почтовом ящике среди счетов и квитанций письмо о закрытии уголовного дела по факту убийства моего сына. Мне даже не позвонили…».

К нам в редакцию обратился Владимир Микулин – папа Ильи Микулина. Про этого мальчика «КП-Волгоград» писала в октябре 2017 года. Шокирующая история произошла в школе №85 Дзержинского района Волгограда – в разгар учебного дня в школьном коридоре зарезали девятиклассника. Умер он на полу в школьном туалете, истекая кровью.

В первые два дня после трагедии было совершенно непонятно, что и как произошло. Учителя говорили одно, дети другое, медики третье, следователи четвертое. В первые часы в школе испуганно рассказывали: мальчик показывал трюки ножом-бабочкой в коридоре, подбросил нож в воздух и случайно поймал его грудью. Приятель отвел друга в туалет, чтобы смыть кровь, где Илье стало плохо. Илья умер до приезда «скорой», хотя и школьный фельдшер, и две бригады «скорых» около часа пытались реанимировать ребенка. Врачи нашли нож в кармане погибшего.

У следователей же была другая версия, более реалистичная – нож нашли на улице. То, что он случайно мог воткнуться в сердце ребенка, было как-то сомнительно и подозрительно. Следственный комитет сразу возбудил уголовное дело по статье убийство. И уже на следующий день задержал одноклассника Ильи.

Подросток признался, что на перемене в коридоре школы он хвастался перед приятелями своим ножом. Илья взял его посмотреть, но в этот момент хозяин «бабочки» нечаянно толкнул его. Нож вошел в грудь подростка. Испугавшись, одноклассник погибшего выкинул оружие в окно.

Восстановить точную картину тех событий до сих пор не получилось. Вроде бы после признания одноклассника Ильи в нечаянном убийстве расследовать дальше было и нечего. В следственном отделе дело прекратили – установили факт причинения смерти по неосторожности. Но родители погибшего ребенка с этим не согласны. У папы есть ряд вопросов к показаниям свидетелей, которые расходятся во многих деталях. Масса несостыковок, по его мнению, говорит о том, что расследование было весьма формальным. К тому же Владимир Микулин не понимает, почему ответственность за смерть его ребенка не понесли ни школа, ни медики.

СПАСАЛ СЫНА ОТ ВОЙНЫ, А ПОТЕРЯЛ В ШКОЛЕ

Семья Микулиных переехала в Волгоград с Донбасса. Когда там началась война, Владимир взял жену и детей, и отправился в Россию по программе переселения соотечественников. Здесь они получили гражданство РФ, отдали детей в кадетские классы. Будучи уверенными, что с дисциплиной там все в порядке.

- Чтобы обеспечить достойную жизнь детям, чтобы они не чувствовали сожаления от переезда с их родного Донецка, я работал на трех работах. Супруга - психолог, работает с детьми-инвалидами в областном реабилитационном центре, - рассказывает Владимир.

Микулины переехали из Донецка, спасаясь от войны. Фото: личный архив семьи.

Микулины переехали из Донецка, спасаясь от войны. Фото: личный архив семьи.

Сын Илья помимо школы ездил на дополнительные занятия в «политех», ходил в кружок «Радиоэлектроники», писал музыку, рисовал. Из Донецка привез оранжевый пояс – занимался каратэ. Участвовал в соревнованиях, хорошо плавал.

- С первых страниц дела я обратил внимание на неточности. Например, написано, что телефон сына лежал на подоконнике, а я сам вынул его у него из кармана. На вопрос, кто из ребят где располагался в момент трагедии, все одноклассники отвечают по-разному, - вздыхает папа погибшего. И как нож с длиной клинка 97 мм мог оставить рану глубиной 109 мм без нанесения удара большой силы, родитель тоже не понимает.

Но не только эти неточности заставили его написать ходатайство, чтобы следователи вернули дело на доследование.

«Мы не думаем, что это было умышленное убийство, и не хотим, чтобы детей посадили. Я верю, что это была детская шалость и неосторожность. Но это не отменяет халатности взрослых. Они должны были смотреть за детьми, но те были предоставлены самим себе».

КУДА СМОТРИТ ШКОЛА

- Действительно, уголовное дело было нами прекращено, но сейчас его вернули на доследование по просьбе Владимира Микулина, который требует допросить еще ряд свидетелей по этому делу, - прокомментировал «КП-Волгоград» заместитель руководителя следственного отдела по Дзержинскому району Азамат Бисинов. – Если нам будет недостаточно этих показаний, назначим дополнительные экспертизы. Пока будем допрашивать свидетелей. В том числе и выяснять, имела ли место халатность работников школы или медиков.

«Отвечает ли школа за жизнь и здоровье детей в стенах учебного заведения? Какая предусмотрена ответственность, если ребенка выносят вперед ногами из школы? Могли ли события разворачиваться иначе, если бы классный руководитель не нарушила свои должностные обязанности?» - спрашивают потерявшие ребенка родители. Спрашивают у всех, но ответа пока не находят.

У Микулиных в этой же школе учится младшая дочь. В 5-м классе, и у той же классной руководительницы. По словам опрошенных детей, происшествие случилось во время урока. Девятый класс пришел на химию к Дине Шестункиной. Но учительница попросила ребят подождать за дверью, пока она занимается с пятиклашками. 9 «А» остался слоняться по коридору.

После этой истории выяснилось, что ножей у подростков только в этом классе было три. Купили их детям, конечно, не учителя.

- У Ильи был свой нож, - рассказывает Владимир. – Мы не знали, что он брал его в школу. Он купил его сам, без спросу, после чего у нас с ним был жесткий разговор. По показаниям одноклассников, ребята крутили ножи в коридорах школы несколько дней. Как никто из учителей этого не заметил? Получается, за детьми вообще никто не смотрел?

После ЧП в школу с проверкой нагрянула и прокуратура, и комиссия департамента образования. Провели расследование. Случай назвали несчастным, наказали 5 человек. Как наказали? С этим вопросом мы звонили в школу, но ответа не получили. Лишь письмо из департамента о том, что дисциплинарные взыскания вынесли директору школы, дежурному администратору, дежурному учителю, классному руководителю и завучу. Что это за взыскания, и какую цену заплатили педагоги, нам так и не ответили. Основания для наказания - ослабление контроля за поведением детей, нарушение правил внутреннего трудового распорядка и режима учебных занятий. А также плохая профилактическая работа с учениками и их родителями.

После ЧП за профилактическую работу взялись с особым рвением. Не только в этой школе, но и в других учебных заведениях города. На классных часах и родительских собраниях педагоги, психологи и полицейские говорят не только об опасности ношения оружия, но и о правах школьников, возрасте, с которого наступает уголовная ответственность за преступления и даже о «правовых последствиях участия в несанкционированных митингах».

- До похорон нам из школы позвонили всего раз. Классный руководитель попросил принести ксерокопию справки о смерти. Наверное, это тоже о многом говорит, - поделился папа подростка.

ПОЧЕМУ НА ВЫЕЗД ОТПРАВИЛИ ОБЫЧНУЮ БРИГАДУ СКОРОЙ?

Такие же, «дисциплинарные» наказания понесли и медики.

- По результатам проверки, 6 ноября внесено представление в адрес главного врача ГУЗ «Детская поликлиника №5», заведующая педиатрическим отделением привлечена к дисциплинарной ответственности, - прокомментировали «КП» в пресс-службе прокуратуры Волгоградской области.

По поводу действий медиков у Владимира Микулина вопросов еще больше.

«Школьная медсестра пишет, что ее не было в школе по причине производственного совещания в поликлинике. Где протокол собрания в деле? Почему приехала обычная скорая, когда вызов был по факту ножевого ранения в грудь, и ребенок без сознания? Обязан ли был диспетчер подстанции сразу вызвать реанимационную бригаду? Почему фельдшер первой скорой констатирует смерть в 13.15, а врач реанимации в 13.45? Когда точно наступила смерть, и можно ли было спасти сына в случае квалифицированного оказания медицинской помощи и доставке в стационар?».

Эти и другие вопросы Владимир Микулин задает в ходатайстве, в котором просит следователей назначить комиссионную судебно-медицинскую экспертизу. Письмо он направил главе Следственного управления по Волгоградской области Михаилу Музраеву.

- Мы хотим знать, как все было на самом деле. Пока расследование на этот вопрос не ответило, - говорят родители.

 
Читайте также