2018-04-10T17:18:30+03:00

28-летний матрос из Волжского умер от полученной в Африке малярии

Во время остановки в Нигерии моряк с сухогруза Pola Indian заразился смертельной болезнью после укуса насекомого
Сергей ВИКТОРОВ
Поделиться:
Комментарии: comments4
"Добрый, отзывчивый... Таких мужчин больше нет", - вспоминает мужа Татьяна Марышева. Фото: с личной страницы Андрея Марышева в соцсетях"Добрый, отзывчивый... Таких мужчин больше нет", - вспоминает мужа Татьяна Марышева. Фото: с личной страницы Андрея Марышева в соцсетях
Изменить размер текста:

Тело 28-летнего волжанина Андрея Марышева, скончавшегося от малярии в клинике шведского Гетеборга, к концу недели доставят родственникам в Волгоградскую область для организации похорон. Мужчина, работавший матросом на судне Pola Indian, отправился в плавание, чтобы заработать на квартиру для своей молодой семьи.

Татьяна перечитывает СМС-ки, смотрит фотографии мужа, которые он присылал через мессенджер и не верит, что мужа больше нет:

- Андрей был добрым, никогда никому плохого слова не сказал, - вспоминает Татьяна. – Таких мужчин практически не осталось. Семьянин, спортсмен, очень отзывчивый человек, любивший мать, всегда готовый прийти на помощь… Куча положительных характеристик и из армии, и от других капитанов…

Андрей ушел в море 28 октября прошлого года. Хотел заработать на первый взнос по ипотеке – в 2016 году он женился на очаровательной Татьяне, с которой познакомился на Волжском трубном заводе. А в 2017-м году он подписал контракт с судовладельцем и улетел в Калининград на заработки. Деньги его семья получит, но в виде страховой выплаты за смерть Андрея.

СТРАНА ПИРАТОВ И ТРОПИЧЕСКИХ БОЛЕЗЕЙ

28 октября Андрей вылетел в Калининград и сразу же отправился на судно «Pola Indian». Из Калининграда балкер пошел в Мексику, оттуда в США, а у берегов страны вечной демократии экипаж «обрадовали» - идем в Нигерию. Страну крайне опасную как из-за высокой активности пиратов, так и из-за риска подхватить какую-нибудь трудноизлечимую тропическую заразу.

- По идее, капитан должен был получить письменное согласие каждого члена экипажа, - говорит Татьяна. – Но фактически расписки о том, что команда не против перехода в Нигерию, появились только 5 апреля, и были написаны «задним числом».

В Нигерии судно встало за 100 миль от берега. Корабль обмотали колючей проволокой, для защиты от пиратов. Но никакой обработки жилых помещений от насекомых не производили. Индивидуальных репеллентов тоже не давали. Зато капитан с помощниками разобрали металлический трап, обменяв его на овощи и фрукты.

Андрей Марышев ушел в море, чтобы заработать на квартиру. Фото: с личной страницы Андрея Марышева в соцсетях

Андрей Марышев ушел в море, чтобы заработать на квартиру. Фото: с личной страницы Андрея Марышева в соцсетях

Первые признаки болезни проявились 2 февраля. У Андрея началось сильное расстройство желудка, тем не менее он мужественно стоял усиленные шестичасовые вахты. За шесть часов отдыха он должен было успеть отдохнуть, постирать одежду, искупаться, поесть. Капитан же утверждал, что у матроса Марышева времени хватало даже на тренажерный зал.

13 февраля Андрею стало еще хуже. Он бегал в туалет каждые 10-15 минут. На следующий день его отвезли в местную клинику, где диагностировали у него обычную диарею и назначили лечение. 19 февраля, когда мужчине стало лучше, его в висок укусило какое-то насекомое. Жало вытащили, приложили лед – на этом медпомощь ограничилась. И это в условиях тропиков, где каждый укус может вызвать страшные заболевания.

2 марта судно взяло курс на Санкт-Петербург. Через шесть дней Андрей позвонил домой по спутниковому телефону, а еще через четыре дня 12 марта, когда «Pola Indian» шла через Ла Манш, матросу Марышеву стало очень плохо – он пожелтел, появились дикие головные боли и боли в мышцах, температура прыгала от 37,3 до почти 40 градусов. Из еды он мог проглотить только воду или несколько ложек компота. Жаропонижающие, которые были в походной аптечке Андрея, помогали слабо. Мужчина нашел в себе силы подняться в рубку и попросить капитана вызвать вертолет. Но в ответ услышал лишь ехидное: «Ты что, врач что ли? Или домой захотел?».

Антибиотики он начал получать только 16 марта. Андрей уже тогда начал подозревать малярию, шутил, мол, приеду – не узнаешь, и просил капитана эвакуировать его на берег. 17 марта Андрей впал в беспамятство, перестал узнавать друзей. Лишь тогда капитан обратился за помощью к медикам. Судно в тот момент было в районе шведского Гетеборга.

НА СУДНЕ ИСПУГАЛИСЬ ПРОВЕРОК?

Сначала пришел медицинский катер. Когда стало понятно, что переправить Андрея с одного судно на другое не получится, был вызван медицинский вертолет. Семь часов врачи пытались спасти 28-летнего мужчину, но у него один за другим начали отказывать органы. Как указано в заключении о смерти, летальный исход наступил в результате полиорганной недостаточности.

Первоначально тело Андрея должны были привезти на родину и передать родственникам 10 апреля. Но сейчас эти сроки сдвигаются как минимум на несколько дней:

-То католическая Пасха, то православная, - пытается объяснить супруга погибшего моряка причины задержки. – Сначала привезли заключение, что он просто скончался – его не приняло консульство. Потом привезли документы на какую-то женщину. Что будет в третий раз – мы не знаем. Пытаемся достучаться до всех – безуспешно. Лишь советуют брать страховую компенсацию, и на этом успокоиться. Мол, все равно капитана не накажете.

По словам Татьяны, ее мужа фактически отправили умирать на берег. Поскольку любая смерть на судне – это ЧП и проведение массы проверок. Поздний вызов квалифицированной помощи тоже объяснить достаточно легко – вызов медицинского вертолета стоит около двух тысяч долларов.

Настораживает еще один момент. В телефонном разговоре с «Комсомолкой» Татьяна рассказала, что всю команду «Pola Indian» после этого злополучного рейса отпустили по домам, несмотря на то, что многие из экипажа написали заявления на продление контрактов.

И еще один момент. На этом же судне вместе с Андреем работал племянник директора компании «Инок Карелия» Федора Кондратьева. Мужчины дружили, Андрей даже несколько раз принимал его у себя в гостях.

-Я спросила у Кондратьева – а если бы в такой ситуации оказался ваш племянник? Что бы вы делали? – еле сдерживая слезы, рассказывает Татьяна. – В ответ он невнятно промычал, что, наверное, было бы то же самое.

РАССЛЕДОВАТЬ ДЕЛО БУДУТ НА МАЛЬТЕ

Сам же Федор Кондратьев уверен, что погибший матрос получал все необходимое лечение и уже даже шел на поправку:

- Первоначальные симптомы указывали на то, что у Андрея ОРЗ или пневмония, - рассказал Федор Кондратьев. – Капитан регулярно консультировался с береговыми врачами, и матрос получал все необходимое лечение. Более того, на судне был человек с медицинским образованием – судовой повар. До заключения контракта с компанией она работала медсестрой. Она же делала мужчине все необходимые уколы, которые советовали береговые врачи – запас медикаментов, в том числе антибиотиков, на судне был достаточен.

Судно тем временем шло из Нигерии в Санкт-Петербург. При проходе пролива Ла Манш, по словам руководителя круинговой компании, Андрею стало лучше, у него спала температура, он сам выходил в салон, самостоятельно ел. А в Северном море его состояние вновь ухудшилось:

-У него опять поднялась температура, однако снять Андрея с судна и отправить его в госпиталь было невозможно – десятибалльный шторм исключал любую возможность посадки медицинского вертолета на судно, - продолжает Федор Кондратьев. – Как только шторм немного утих, Андрея сразу же перевезли в клинику Гетеборга, а к вечеру, к сожалению, он скончался – медики оказались бессильными.

Вскрытие и анализы показали, что смерть матроса наступила от малярии. Предположительно, по словам представителя компании-нанимателя, мужчину в Нигерии укусил малярийный комар. Все то время, пока судно шло до Швеции, длился инкубационный период, и никаких симптомов, указывающих на то, что человек заразился малярией, не было.

- Судно ходит под флагом Мальты, поэтому туда были переданы копии всех документов, там начинается свое расследование, - резюмировал Федор Кондратьев. – Страховое возмещение, предусмотренное контрактом – более ста тысяч долларов - после оформления всех необходимых формальностей, будет перечислено на счет матери погибшего матроса. Кроме того, мы сейчас совместно со шведской стороной занимаемся оформлением всех необходимых бумаг и думаем, что в четверг-пятницу тело Андрея будет доставлено в Москву, а затем – в Волжский, где он будет похоронен.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также