2017-10-23T16:14:59+03:00

Эхо «Норд-Оста»

Случай из жизни человека, пережившего «минно-взрывные» нулевые
Ульяна СКОЙБЕДАобозреватель
Поделиться:
Комментарии: comments18
Привлекший внимание журналистки рюкзак.Привлекший внимание журналистки рюкзак.Фото: Ульяна СКОЙБЕДА
Изменить размер текста:

Шла по дорожке к метро, глядь – на газоне рюкзак стоит: черный, с бутылкой воды в кармане. И НИКОГО рядом.

Мигом в памяти всплыли московские многоэтажки, сложившиеся холмиком, мои расплавленные от температуры под ногами каблуки (я залезла в тлеющие развалины), без перерыва – голова террористки, взорвавшейся возле «Националя» на Тверской, и минно-взрывные травмы в операционной в Грозном. Я, оказывается, все помню. Так, в тротиловом эквиваленте это сколько…

Я иду трудно, как сквозь кисель, как во сне: ноги не двигаются. Пять метров от предполагаемого эпицентра… десять… Взрывной волной все равно достанет, рядом машины, значит, будут осколки…

Все, зашла за угол. Теперь – звонить…

Фээсбешники с собакой, робот, который расстреливает объект водой на месте, взрывотехник, погибший при разминировании модного кафе «Имбирь»… Нет, надо как-нибудь проверить, чтобы не делать ложных вызовов.

Заставила себя выйти на точку, с которой газон просматривается навылет – чу! На том конце косят косцы. Просто мужики. Просто рюкзак оставили, чтобы пить…

Пришла в редакцию, рассказываю: вот, мол, какая я дурища!

А коллега мне:

- И я так попала! Спрашивала потом этих таджиков: что вы в этих рюкзаках таскаете? А они мне: «Питье и хорошую одежду, чтобы после работы переодеться».

Другое время, другие реалии - а подсознание-то реагирует на все по-прежнему. Когда в вагон метро входит правоверная мусульманка в религиозном головном уборе, я дергаюсь и стараюсь пересесть: умом я все понимаю (даже то, что террористки, в основном, одевались в светское), выученным страхом – нет. Память о «Норд-Осте» забивает любые аргументы.

Как-то написала в ФБ колонку о том, что мусульмане Москвы должны понять это и поберечь психику москвичей, проявить, что ли, такт в одежде – где там…

Просто не садимся в метро в первые два вагона: помним, что они полностью выгорают при взрыве (опыт теракта на перегоне «Автозаводская» - «Павелецкая»). Просто не очень любим спускаться в длинные переходы: помним тебя, Пушкинская площадь. Просто нервничаем, когда в подъезде ремонт и рабочие вносят мешки с цементом: вдруг, гексоген.

Еще больше материалов по теме: «Норд-Ост: 10 лет со дня трагедии»

 
Читайте также