2015-04-06T19:39:50+03:00

Воспоминания молдавских ветеранов: Победа уже не за горами!

До сегодняшних дней «дожили» и бережно хранятся фронтовые письма и фотографии отцов, дедов, прадедов.
Изменить размер текста:

Со дня окончания Великой Отечественной войны прошёл уже не один десяток лет. Участников её трагических событий, тех, чьи судьбы безжалостно исковеркала война, уже почти не осталось в живых.

Но до сегодняшних дней «дожили» и бережно хранятся фронтовые письма и фотографии отцов, дедов, прадедов. И в моей семье сохранились эти неизменно правдивые свидетели былого.

На фотографии, присланной в июне 1944 года моим дедом, хирургом военно-полевого госпиталя (в/ч № 3230 1-го Украинского фронта) Клавдием Сафоновичем Великановым с фронта, из города Збараш Тарнопольской области, в адрес моей бабушки, Музы Михайловны Великановой, запечатлён весь личный состав госпиталя, находившийся на тот момент в его подчинении. На фото мой дед (в нижнем ряду четвёртый справа) - моложавый, с полуулыбкой на лице, как, собственно, и все остальные: ощущается общее настроение; чувствуется, что победа уже не за горами. Ведь практически освобождена Украина, и теперь впереди Польша и Германия!

Город Збараш был освобождён 6 марта. Будет небезынтересно привести отрывки из некоторых писем деда с фронта этого периода и данные сводок Совинформбюро.

6 марта 44г.

Дорогая Муза,

Привет тебе и ребятам. Вчера снова получил от Вас письмо и был очень рад этому, несмотря на некоторые известия, не совсем мне понятные. Ты пишешь, что до 30 января получила от меня только одно письмо и открытку. Поверь, что было послано значительно больше…

Муза, зачем ты милая так волнуешься… Я думаю, нам никто не помешает, и мы доведём ребят до конца.

Заочно, родная, я тебе ничего посоветовать не могу, но если надо будет, будем делать операцию, может быть удастся обойтись и физиотерапевтическими манипуляциями.

…Если война кончится скоро, значит, к каникулам я буду, и будем решать вопрос об операции. Категорически возражаю, чтобы Эмуську оперировали без меня. В Сталинграде настоящих ортопедов-травматологов нет. Правда, может быть, там и нет ничего сложного, и всё-таки без меня этого вопроса не решайте.

Милая Муза, не сердись на меня и не обижайся – кончится война, все будем вместе, и всё будет хорошо.

Ну, больше писать не могу – устал. Я всё ещё болен, снова поднялась и держится температура, было десяток консультаций и никак не решат вопрос о характере болезни. Завтра ложусь в госпиталь.

До свидания. Не скучай и не обижайся, если я сейчас не очень часто буду писать. Посторонних просить не хочется, а самому трудно. Пока до свидания.

Обнимаю и крепко целую всё моё семейство... Клавдий.

10 марта 44г.

Милая Муза!

Шлю тебе, Эммочке и Игорю, всей семье Свищёвых привет из Житомира. Меня переправили в офицерский госпиталь. Лежу 3-й день. Вчера был консилиум – всё никак не могут решить, чем я болен. Но, кажется, наперекор судьбе дела начинают поправляться. Уже 2 дня нормальная температура, появился аппетит, улучшилось самочувствие и только ещё болит правый бок, но уже значительно меньше. И слабость. Ты меня извини, пожалуйста, что я так коряво пишу, это объясняется следующим обстоятельством. Пишу лёжа, рука быстро устаёт и в голове как-то муторно. Просить же кого-нибудь не хочется – и ты перепугаешься, да и мне не хочется …

Пишу часто, чтобы ты не беспокоилась. Дня три назад с места дислокации госпиталя я отправил тебе небольшую посылку. Я думаю, что ещё дней 5-6, и я буду совсем здоров.

Муза! Вы о том и без меня знаете, но я хочу напомнить и посоветовать. Если есть какая-нибудь возможность, надо взять хоть небольшой огород. Зимой и летом будет легче…

Поцелуй за меня ребят. Пока до свидания.

Целую крепко.

Твой Клавдий.

Шлю, как обычно, бумагу.

15 марта 44г.

Дорогие Муза, Эмма и Игорёк!

Спешу поделиться с Вами приятной для меня, да я думаю и для Вас вестью: я по-прежнему лежу в госпитале, но уже как выздоравливающий, температура в последние пять дней нормальная, появился аппетит и сон. Вчера впервые встал и немного прошёлся. Думаю через неделю окончательно встать на ноги. Как видишь, час мой ещё видимо не пришёл и место мне на земле ещё есть. Окончательного диагноза до сих пор нет, но ориентировочно считают, что я перенёс стафилококковый сепсис. Сейчас я чувствую себя вполне удовлетворительно, условия в госпитале средние – правда, мне несколько лучше, чем другим – ко мне проявляют особое внимание, к тому же нас в палате двое – со мной лежит раненый полковник, Герой Советского Союза, к которому часто приезжают и подбрасывают всякие подходящие вещи; всё это в совокупности определяет вполне удовлетворительное питание. Правда, когда мне было плохо, и я ничего не ел, пришлось потратить некоторое количество денег, на всякие деликатесы – но это дело наживное.

Муза! Ты как-то писала, что хорошо бы послать мне посылку. Ради бога этого не делай. Если бы была возможность, я бы послал Вам! Поверь мне, что я имею всё необходимое и даже больше. Если бы Вы имели то, что имею я, кроме радости я не испытывал бы ничего.

Ты пишешь, что Сергей исчез одновременно со мной в районе Яготина. Если это так, то он попал в ту же историю. Если от него нет до сих пор писем, то может быть только два предположения: или он погиб где-нибудь в лагерях или на поле брани, или попал в Германию и там влачит жалкое существование. Жаль его, хотя он не один. Таких тысячи…

Муза! В предыдущем письме я послал Вам 2 из сохранившихся карточки; если получите, вышлю ещё. Насчёт отпуска пока ничего не получится. Вчера попытался говорить об этом здесь в госпитале, но получил отрицательный ответ. Надо быть или большим нахалом или счастливцем, тогда можно на что-то надеяться. Конец войны развяжет все эти вопросы, а судя по положению на фронте, можно этого ожидать в любой час. Игоря проинформируй, что его папа не имеет ни одного ордена – но в этой кутерьме сохранил ордер на жизнь.

Муза! Ещё раз по поводу твоей ноги. Не расстраивай себя и не печалься, и с такими ногами люди живут. Думаю, что если нет безусловных показаний, повторно не оперируйся. Должен тебя огорчить – остеомиелиты тянутся годами. Муза, просто надо подумать, где будем жить после войны – уж что-то не хочется снова обосновываться в Сталинграде! А как ты думаешь? Передавай, конечно, мой искренний привет всей семье Свищёвых и наилучшие пожелания. Поздравляю с 1 мая – вероятно как раз угадаю.

Ну, дорогая, до свидания. Целую крепко тебя и ребят – как мне хочется их увидеть!

Твой Клавдий.

PS. Получила ли ты по аттестату деньги?

На днях меня аттестовали на майора – не знаю, утвердит ли Москва!

23 марта 44г.

Дорогая Муза!

Вчера получил от тебя сразу три письма – видимо скопились на почтовом пункте, да и в моём госпитале ещё задержались, пока дошли сюда. Помимо этого от Михаила Дмитриевича и от Эммы. Таким образом, массу новостей получил. Я пока лежу в госпитале, уже всё прошло. На днях выписываюсь. Недавно послал тебе 2 небольших писульки с сообщением, что я жив, но немножко болен.

Муза! Твоё беспокойство о моём туалете меня трогает. Спешу тебя уверить, что у меня есть всё необходимое. Могу даже перечислить свои богатства. 2 пары тонких шерстяных носок, зимние и летние портянки, 2 пары белья, 2 брюк, 2 гимнастёрки, одна из которых шерстяная. Причём всё цело и имеет вполне удовлетворительный вид. Забыл упомянуть о получении шинели, сапог и фуражки. Как видишь, полное приданое. Есть ещё носовые платки. Своим письмом Михаил Дмитриевич меня немного обрадовал, сообщивши о вполне удовлетворительной упитанности ребят… Одновременно его оптимизм в вопросе о твоей ноге мне импонирует. Он говорит, что тебе стало лучше, боли меньше, понемногу ходишь, рана закрылась, и чем дальше, тем лучше, а с моим приездом, он говорит, и всё пройдёт. Прошу тебя в каждом письме хоть коротенько сообщать о том, как идут у тебя дела – я говорю о здоровье…

Муза, ты пишешь о поездке ко мне. Ты сама понимаешь, что мне было бы чрезвычайно приятно и радостно увидеть тебя после такой продолжительной разлуки, но ты сама не представляешь себе всех трудностей пути в военное время да ещё в фронтовой полосе, без наличия соответствующих документов. Да и где ты будешь искать госпиталь – ведь фронт всё время передвигается, и мы с ним… К сожалению посоветовать тебе отправиться в такую поездку никак не могу. Давай поправляйся и жди меня…

Пока дойдёт письмо, будет уже, видимо, 1 мая, попутно поздравляю с этим праздником и выражаю надежду на счастливое будущее.

Привет всем. Целую тебя и ребят крепко, крепко.

До свидания. Твой Клавдий.

Адрес старый.

PS. Бумагу, как обычно, вкладываю.

23 марта 44г.

Здравствуйте, дорогие Михаил Дмитриевич, Пелагея Васильевна и Ритуська!

Вчера получил от Вас письмо, датированное 25 января. Долго шло оно видимо потому, что из госпиталя, в котором я работаю, его привезли в житомирский госпиталь, где я нахожусь на излечении.

Я уже Музе писал о случившемся со мной, так что Вы видимо подробности знаете. На сегодня могу сообщить об удачном исходе дела. Чувствую себя удовлетворительно, хожу, немножко побаливает правый бок, но и это постепенно проходит. Уже договорился о дне выписки, думаю на 27-28 марта.

Таким образом, выбрался и из этой истории. Видимо кусочек счастья ещё есть у меня.

Подробности несчастий, постигших Вас и Музу с Эммой, приводят в ужас. И поневоле напрашивается вопрос: как всё это можно было выдержать и пережить? Поистине человеческий организм с его физическими и моральными особенностями является чудом природы. Виденное и испытанное мной, а я видел немало, кажется в сравнение не идёт с перенесённым всеми Вами! И голод, и холод, и ранения, и потеря имущества – всё обрушилось на головы семьи Свищёвых-Великановых. Что теперь можно сказать об этом? Прошло – хорошо, а в будущем будем надеяться на лучшее.

Вы правы, Михаил Дмитриевич, в том, что мне трудно будет рассчитаться с Пелагеей Васильевной! Настолько трудно, что я даже не знаю как я смогу это сделать. А сегодня пусть примет и она мою искреннюю и душевную благодарность за всё сделанное для ребят и Музы!

Верю, что ещё не всё потеряно – пусть только кончится война, и тогда и для нас засияет солнце.

Новостей у меня особых нет…

Ну до свидания. Ваш Клавдий.

23 марта 44г.

Милая Эммочка!

Вчера мне принесли от тебя письмо в госпиталь. Какая ты у меня молодец – уже умеешь хорошо писать письма, да ещё от целого коллектива в 3 человека. Передай маме, что я уже выздоровел и скоро выписываюсь в свой госпиталь для дальнейшей работы.

Твоё пожелание, Эмуся, выполняется. Немцев бьют, и притом крепко. Ты, вероятно, знаешь о продолжающемся наступлении Красной Армии, проходящем очень успешно. Скоро врага не будет на нашей территории.

Твои успехи на фронте учёбы и по огородному делу меня радуют. Постарайся и в этом году также хорошо помогать, чтобы у Вас на зиму были овощи.

Очень хочется мне на Вас всех посмотреть – мама пишет, что и ты, и Игорёк выросли и сильно изменились! А Игорёк слушается тебя или нет?

Ну, до свидания. Целую тебя, Риту и Игорька. Передавай всем привет. Пиши. Твой папа.

В марте 1944 года части советской армии развернули широкую наступательную операцию по полному освобождению Правобережной Украины. 28 марта 1944 года войска левого крыла 3-го Украинского фронта освободили от немецко-фашистских захватчиков город – порт Николаев.

В это время войска 1-го Украинского фронта также продолжали успешное наступление. Советские войска 18 марта подошли к юго-западной окраине города Винница. Отступая из города, гитлеровцы взорвали и подожгли ряд зданий. В городе вспыхнули пожары. Всю ночь 19 марта продолжались бои за переправы через реку Южный Буг. 20 марта Винница была освобождена.

Ожесточённые бои происходили на подступах к районному центру Каменец-Подольской области городу Дунаевцы. Немцы стремились любой ценой удержать в своих руках этот опорный пункт и важный узел шоссейных дорог, дававший им возможность маневрировать своими силами. Но советские войска сломили сопротивление противника и выбили немцев из города Дунаевцы. Было захвачено большое количество вооружения и военных материалов.

29 марта 44г.

Дорогая Муза!

Я уже на всех парах. Сегодня выписываюсь из госпиталя, пришла за мной машина. Из Житомира уеду, видимо, завтра. Чувствую себя хорошо. Завтра пошлю тебе 500 руб. денег – посылаю мартовскую получку. В госпитале немного поистратился – кормят плоховато.

Муза! Если до сих пор не получила по аттестату, обязательно сообщи, тогда нужно принять соответствующие меры. По имеющимся у меня сведениям госпиталь уже успел уйти вперёд. Буду догонять.

Ты уже вероятно знаешь о наших успехах. Взят Николаев, форсирован Днестр и т.д. Чем дальше на запад, тем ближе к концу войны.

Новостей особых нет. Что-то давно нет писем от Вениамина? Передавай привет всем. Целуй за меня ребятишек. Жива ли тётя Нюра?

До свидания. Целую крепко. Твой Клавдий.

Сводка Совинформбюро от 31.03.1944 г.:

«В течение 31 марта войска 1-го Украинского фронта, продолжая наступление, овладели районным центром Каменец-Подольской области городом Дунаевцы - важным узлом дорог и сильно укреплённым опорным пунктом обороны немцев…

Южнее города Каменец-Подольский наши войска, наступающие между реками, Днестр и Прут, овладели населёнными пунктами Дарабаны, Каплевка, Данковцы, Белевцы, Кишласалиева, Мамалыга, Крива и железнодорожными станциями Крива, Мамалыга.

На Кишинёвском направлении наши войска с боями продвигались вперёд и заняли более 40 населённых пунктов, в том числе крупные населённые пункты Паркань, Шипотень, Пепени, Вадулека, Брынзени, Тыршицей, Сыркова, Царени, Выхватинцы, Зозуляны, Попенки, Кульна и железнодорожную станцию Шипотень, перерезав, таким образом, железную дорогу Кишинёв – Яссы.

На Тираспольском направлении наши войска, продолжая развивать наступление, овладели районными центрами Одесской области городом и крупной железнодорожной станцией Котовск, городом Ананьев, Андреево-Ивановка, а также с боями заняли более 100 других населённых пунктов, в том числе крупные населённые пункты Валярка, Елизаветовка, Гондрабура, Шелехово, Екатериновка, Покровка, Николаевка, Исаево, Островка, Ивановка и железнодорожную станцию Чубовка.

На Одесском направлении наши войска, преследуя отступающего противника, овладели районным центром Одесской области городом и крупной железнодорожной станцией Березовка

На других участках фронта в ряде пунктов шли бои местного значения…».

А эти фото, сделанные 30 июля 1945 года, уже после окончания войны, дед прислал из освобождённой Вены.

10 июня 45г.

Здравствуйте, дорогие Муза, Эмма и Игорёк.

Прежде всего постараюсь удовлетворить твоё любопытство и сообщить о награждении вторым орденом «Красной Звезды». Теперь Звёздочек для Игорька хватит.

Затем следует сообщить о том, что из прежних мест я перебрался в Австрию. Письмо пишу из Вены…

Город ещё пока не видел, поэтому и писать особенно не буду. Центр и некоторые окраины в значительной степени разрушены, в том числе пострадало здание Парламента. В Венском лесу ещё не был, но говорят, что там очень красиво, постараюсь побывать. Пока не работаем…

Не говорят пока о возвращении домой, но видимо и это не за горами.

Ордена ещё не получали, видимо скоро будут давать…

Ну, вот кажется и всё. Уже попробовал черешни и клубники австрийского происхождения.

До свидания. Целую. Ваш Клавдий.

В июле 1945 года освобожденная от фашистов Австрия была поделена между странами-победительницами на четыре оккупационные зоны: советскую, американскую, британскую и французскую. Отдельно на такие же четыре зоны была разделена её столица Вена.

Оккупация Австрии союзниками с самого начала рассматривалась как временное явление, направленное на возобновление полноценного функционирования Австрийской республики как независимого государства.

14 июля 45г.

Здравствуйте, дорогие Муза, Эмма и Игорь!

Пишу Вам из того же города Австрии, о котором писал в предыдущем письме. Работа есть, но в меньшем количестве, чем раньше. Из наших учреждений начинают отпускать домой, сначала рядовых и сержантского состава соответственно указу правительства. Все ждут дня отправки. Уезжающие радуются, остающиеся грустят по Родине. Офицеры пока сидят и ждут. С нашим братом дело значительно труднее, и на сегодня ничего ясного и точного добиться нельзя. Все живут надеждами на скорое возвращение к себе, домой; разговоры непременно возвращаются к этому. Однако всё остаётся без перемен. Работаю на прежней должности, только работы по специальности стало очень мало, приходится больше заниматься административными делами. Самочувствие на сегодня удовлетворительное, здоровье также. Уже в течение месяца фурункулы не беспокоят меня. Живём на сегодня в одном из лучших районов города. Было бы очень хорошо хоть на неделю притащить сюда ребят и показать им новые места и новых людей!..

Вчера был в кино, смотрел цветной фильм – сделан прекрасно, но содержание оставляет желать лучшего…

Ну пока до свидания. Целую всех. Клавдий.

15 июля 45г.

Здравствуй, дорогая дочурка!

Не ленись и пиши хоть по две строчки, какие у Вас новости.

Мы по-прежнему стоим в Вене. Работы не очень много, но и времени свободного без избытка! Каждый час появляются какие-то новые дела. Здесь очень красиво и интересно было бы тебе посмотреть памятники и здания и исторические места. Жаль только, что это на сегодня невозможно.

Шлю тебе и Игорьку две открытки.

Ну обнимаю тебя, дорогая, и целую. Пиши, что нового у Вас?

Целую и Игорька.

Твой папа К.

15 июля 45г.

Милый Игорёк!

Поздравляю тебя с днём рождения и желаю счастья.

Ножичек в подарок я уже тебе послал. Фотоаппарат тоже привезу. Не балуйся, слушай маму, поправляйся и расти большой, чтобы при случае грудью встать на защиту родины.

До свидания, дорогой.

Целую. Твой папа.

В октябре 1945 года военный врач Клавдий Сафонович Великанов демобилизовался, связав свою дальнейшую жизнь с городом Каменец-Подольским (Украина), где на тот момент находилась вся его семья.

Он стал Заслуженным врачом Украины, а в г. Каменец-Подольском его именем названа улица.

Если кого-то заинтересовала биография и фронтовые письма моего деда, то прочитать отрывки из них и узнать подробнее о судьбе врача, спасшего и во время войны, и после её окончания не одну человеческую жизнь, можно, прочитав литературно-художественный очерк «О чём молчат фронтовые письма», который только что, в марте месяце, вышел из печати и автором которого я являюсь (в сборнике «Суровая память» председателя писательской организации г. Бендеры, Почётного Гражданина г. Бендеры Л.А. Литвиненко и члена писательской организации г. Бендеры М.И. Великановой; читальный зал Бендерской городской библиотеки, читальный зал Тираспольской городской библиотеки).

Муза Игоревна Гончарова (Великанова),

г. Бендеры

Еще больше материалов по теме: «Акция КП: ЭПОХА ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ »

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также