Происшествия

Выживший в теракте в Волгограде житель Удмуртии: террористам лет дали меньше, чем жизней они погубили!

«Комсомолка» выяснила, как прошел год у жителей Удмуртии, которые уцелели в самом эпицентре взрыва
Выживший в теракте в Волгограде житель Удмуртии: Террористам лет дали меньше, чем жизней они погубили!

Выживший в теракте в Волгограде житель Удмуртии: Террористам лет дали меньше, чем жизней они погубили!

Ровно год назад, 29 декабря 2013 года, в Волгограде произошло событие, которое потрясло жителей всей России. В самый разгар дня на волгоградском вокзале прогремел взрыв, который унес жизни 18 человек, среди которых были двое жителей Удмуртии. Спустя год коллеги погибших, которые видели весь ужас предновогодней трагедии, рассказывают о том, как они справляются с пережитым.

Нажмите для полноразмерного просмотра

Нажмите для полноразмерного просмотра

Фото: Дмитрий КОЩЕЕВ

«До сих пор кошмары снятся»

Житель Удмуртии Павел Фефилов, который был во время взрыва на волгоградском вокзале, признается: прошедший год ничего не изменил в его жизни. И воспоминания о теракте свежи до сих пор.

- К счастью, со здоровьем более-менее наладилось. С Егором Повышевым уже работаем, хотя и восстанавливались долго. Все по-старому, ничего особенно не изменилось. Одно только: кошмары до сих пор мучают. Никуда не делись. Это ерунда, что говорят, что время лечит. Ничего не лечит, - рассказывает Павел.

То, что пятеро воткинцев попали фактически в эпицентр взрыва – случайность. Павел с коллегами приехали в Волгоград в рабочую командировку, и 29 декабря мужчины должны были выехать домой – спешили к Новому году. Их поезд опаздывал на полчаса. Но они приехали на вокзал задолго до отправления состава.

- Мы могли зайти в кафе, попить кофе, можно было посидеть на улице, поговорить. Все что угодно можно теперь придумать. А тогда постояли, покурили и пошли на вокзал. Вот так получилось, - рассказывает Павел. - Это лотерея. Можно миллион быстрее в спортлото выиграть, чем попасть вот в такую беду за 2000 километров от дома. То, что там было, - кошмар. Паника, слезы, гарь, копоть.

На месте трагедии погиб 24-летний Андрей Котенко, 47-летний Максим Садилов был доставлен в больницу, но прожил всего несколько часов. Вместе с ним с серьезными травмами головы, рук и ног привезли Виталия Жуланова. Мужчина долгое время оставался в коме.

41-летний Павел Фефилов и 29-летний Егор Повышев, можно сказать, отделались «царапинами» - подумаешь, перелом бедра да контузия!

- Мы весь январь были на больничном, в феврале с Егором вышли на работу, но нас отправили в санаторий «Металлург». А в марте – отпуск почти месяц. Вот такие затяжные «каникулы». Выйти на работу нормально удалось только в апреле, - делится Павел. – Сейчас нормально! Нагрузки переносим. Подлечили маленько все-таки. Но меня больше не физическая, а моральная травма беспокоит… Как вспомнишь… Это ведь ужас!

19 имплантатов в голове

Мужчины сдержаны, и о декабрьских событиях 2013-го стараются не вспоминать. Но и забыть-то невозможно: с отцом Максима Павел Фефилов иногда встречается в гараже, а отец Андрея Котенко работает с мужчиной в том же цехе.

- Стараемся не вспоминать, не бередить. Но не всегда получается. На Витальку Жуланова смотреть до сих пор тяжело. Это мы с Егором с царапинами вернулись, а он? Глаза нет, рука изувечена, нога изувечена, - рассказывает Павел. – Он и на работу до сих пор не вернулся, все по больницам. Как-то вышел на полдня, но не может, тяжело. Такие травмы там…

За судьбой Виталия Жуланова пристально следили не только его друзья, но и вся республика. Несколько дней молодой мужчина буквально балансировал на грани жизни и смерти, пребывая в коме. О том, что Виталий пришел в себя, стало известно только 10 января, когда Егор и Павел уже вернулись из московской больницы в Воткинск. Виталий не мог говорить и общался с супругой, сжимая ее ладонь.

- Он долгое время был в Москве, только весной вернулся в Воткинск. Уже осенью ездил в Москву на очередную операцию, потому что сразу несколько их не сделаешь. Его там подлечили, насколько знаю, вставили пластины в голову, как имплантаты, штук 15-19. Сразу после поехал в Ижевск, там в больнице пробыл, в «Нейроне». Восстанавливается, но, конечно, не так быстро, как хотелось бы, - рассказывает Павел. - А самое противное, что группу Виталию не дают! В комиссии смотрят на него и говорят: «Все у тебя нормально, зачем группа?» Конечно, зачем? Виталька собирается в вышестоящие инстанции писать, если силы найдутся, конечно.

«Им лет дали меньше, чем они жизней искалечили!»

Но не только несправедливость с Жулановым не дает покоя Павлу. Воткинцы пристально следят за следствием и судьбами людей, чье преступление отняло у них близких, родных, друзей. Им дали на четверых чуть больше 20 лет: по 19 тем двоим, кто изготовил бомбы, и по три года двоим, которые привезли террористов-смертников.

В разговоре об организаторах теракта Павел позволяет себе даже повысить голос, что совсем не свойственно этому спокойному мужчине.

- Трупов было больше, чем им лет дали! Они столько жизней изувечили, столько забрали! Да за такие преступления надо сразу пожизненное давать, чтобы никому неповадно было! – Павел почти срывается. - Наше гуманное государство…надо было всем пожизненное! За это больше всего обидно. Как будто они там сходили, мешок картошки своровали. За убийство дают 15 лет, а эти столько людей положили, столько судеб они искалечили. Мне больно! За всех наших погибших, за всех, кто пострадал.

Между собой мужчины о трагедии почти не говорят. И, думается, молчание нарушат только спустя год, чтобы помянуть друзей, которые погибли в тот роковой день.

- 27 декабря, в субботу, собирались, помянули Андрея Котенко, Максима Садилова. А 29 поедем к ним на кладбище. Они рядом лежат, как погибли, так и похоронили вместе, - подытоживает Павел Фефилов. – А потом, может, и посидим с парнями. Второй, общий день рождения отметим.