КАРТИНА ДНЯ6 ноября 2013 8:11

Как мы ехали в автобусе "Махачкала-Волгоград" по следам смертницы Асияловой

Транспорт из Дагестана проверяют только после терактов, но водитель с инспектором всегда может договориться
Дагестанские автобусы сейчас ездят полупустыми. Бояться даже не терактов, а проверок.

Дагестанские автобусы сейчас ездят полупустыми. Бояться даже не терактов, а проверок.

29 октября, 18.15. Я сажусь в рейсовый автобус Волгоград-Махачкала. Все спокойно, но невольно чувствую легкий мандраж. Именно по этому маршруту 21 октября в Волгоград приехала террористка Наида Асиялова, устроившая взрыв на юге города. 29 октября как раз 9 дней – на месте трагедии установили поклонный крест, отслужили панихиду по шести погибшим. А мне предстоит хотя бы постараться понять, как удалось «шахидке» беспрепятственно добраться со своим смертельным грузом до Волгограда, и что изменилось на маршруте после теракта.

Сколько стоит доехать без проблем

- Бронировать не надо, - успокоила меня по телефону диспетчер, когда я позвонила, чтобы зарезервировать билет.- Сядете без проблем. Нам сегодня даже пришлось отменить один рейс – народу не набралось.

Верится с трудом. Шесть лет назад мне уже приходилось путешествовать на махачкалинском автобусе. Тогда он представлял собой многослойный бутерброд: люди, сумки, снова люди, снова сумки. Ехали на выдохе под неумолкаемый: «А дарагой».

- Паспорт нужен? - уточняю у водителя при посадке – диспетчер про документы даже не упомянула. На мой вопрос оборачиваются несколько пассажиров, упихивающих баулы в багажник. На лицах - напряжение.

- Не надо, - отмахивается шофер, и попутчики хором выдыхают. - Но держи наготове, вдруг проверять будут.

Диспетчер не обманула. За час до отъезда я всего лишь пятнадцатая. А всего в автобусе 45 мест.

- Чего так пассажиров мало? – интересуюсь у шофера. Кроме обилеченных по кассе водитель набирает только пять левых пассажиров, расплачивающихся наличкой, да еще пару посылок для передачи.

- По домам сидят.

- Теракта боятся?

- Да, скорее, проверок.

Один из автобусов по дороге все же "шмонали", наш миновал посты относительно благополучно.

Один из автобусов по дороге все же "шмонали", наш миновал посты относительно благополучно.

Но паспорт за все 14 часов дороги до Махачкалы так и не понадобился. Первый раз на посту ГИБДД мы остановились в Калмыкии. Водитель выходит и почти сразу же возвращается. Так повторяется еще на трех стационарных постах. Нетрудно догадаться о цели этих коротких визитов. Но мне надо разговорить попутчиков.

- И куда это он шастает? – интересуюсь у соседа.

То ли со скуки, то ли по молодости он тут же ввязывается в беседу, называется Магомедом, рассказывает, что возвращается из командировки и раскрывает глупой блондинке, то есть мне, все карты.

- Куда? Инспекторам отстегивает. Все водители автобусов и дальнобойщики платят, чтобы не было мороки с проверками (такса на каждом посту своя: от 300 до 500 рублей – Прим. авт.). Проще деньги отдать, чем ждать, пока все осмотрят. А то мучить могут и час, и два.

Получается, что любой боевик или шахидка могут доехать из Дагестана до Москвы, Волгограда и вообще любого города без особых проблем?

Но этот вопрос Магомеду я не задала. Сосед закрыл глаза и засопел. Вместе с ним постепенно перестают болтать и все остальные пассажиры. Подсевшие в автобус бородатые мужики, похожие на фото со стенда «Их разыскивает полиция», спят как младенцы, посапывая в унисон. Компания студентов из волгоградского медуниверситета тоже тревоги не вызывает. Ни одной девушки в хиджабе в автобусе нет. Впрочем, неудивительно. Сразу же после теракта в Волгограде на всех мусульманских форумах и группах в соцсетях появились предупреждения: на улицу хиджабы не надевать ради собственной же безопасности.

Ночь проходит мирно. А наутро я уже в Махачкале.

Такси, кафе и материнский капитал

За окном автобуса мелькают обветшалые дома, ржавые гаражи и синеющие где-то за линией лугов вершины гор. Странные метаморфозы происходят с природой и людьми. Возвращаюсь в лето: в Волгограде было +8, а здесь на вокзале градусник показывает +22. Мои попутчицы – студентки медуниверситета - в Волгограде сели в автобус в мини-юбках, а выходят – платья в пол, на головах цветные платки: успели переодеться, в «волгоградской» одежде перед родителями им никак не показаться.

Главная площадь Махачкалы, конечно же, имени Ленина.

Главная площадь Махачкалы, конечно же, имени Ленина.

Когда я собиралась в Махачкалу, мне давали наставления, как перед отправкой на фронт. Но это обычный провинциальный южный город, где, кажется, террористы только на стенде «Их разыскивают». Стенд, конечно, знатный. Он здесь же рядом с вокзалом. Даже не один, а целых два. Из сотни лиц взгляд сразу выхватывает Соколова, мужа террористки Асияловой, Казанбиева и Омарова, по подозрениям силовиков, организовавших теракт в Волгограде.

Но до того тепло вокруг, до того красивы горы, что не хочется думать, что вот откуда-то отсюда расползается по стране террористическая зараза.

Город звучит особенно, но нет в этом звучании ноток тревоги: клаксоны нервных водителей, выкрики джигитов на разбитых «девятках», голос муэдзина, читающего Коран из динамиков припаркованной машины.

Самые распространенные рекламные объявления - обналичивание материнского капитала.

Самые распространенные рекламные объявления - обналичивание материнского капитала.

Создается впечатление, что половина махачкалинцев работает таксистами – целая рать разленившихся слоняющихся возле своих «ласточек с подбитыми крыльями» мужиков. Просят много, но я не еду и за «бесплатно, красавица». За пять минут возле пешеходного перехода понимаю, что движение задом по встречке, гонка на красный и отсутствие поворотников никого здесь не удивляет. «Мне папа купил права и сказал: сынок, есть красный, на него ездить нельзя». Это не анекдот, а рассказ из жизни дагестанского гаишника об очередном пьяном 18-летнем джигите за рулем.

Кто не таксует - держит магазинчики или кафе в пять квадратных метров. По названию составляю словарь женских имен: «Лейла», «Сафия», «Гульнара».

Но мелкий бизнес – не главное. Особенно активно здесь работают над улучшением демографической ситуации в стране. Такой вывод делаю, изучая местные столбы и остановки. Здесь нет телефонов эскорт-услуг, зато они изобилуют объявлениями о помощи в получении материнского капитала. В Дагестане, где с рождаемостью все в порядке, незаконное обналичивание бонуса в 400 тысяч от государства процветает. Если ребенка нет, его можно придумать на бумаге – опять же за процент. Средняя цена услуги – 100 тысяч рублей.

Город живет обычной жизнью, даже не верится, что здесь рассадник вахабизма.

Город живет обычной жизнью, даже не верится, что здесь рассадник вахабизма.

Последний час в полиции

И все-таки это не обычный провинциальный южный город. Полицейских и омоновцев на один квадратный метр явно больше, чем у нас даже при особом режиме патрулирования. При этом их количество увеличивается по мере приближения к центру. На главную площадь Ленина, украшенную портретами Путина, я пробираюсь через двойной кордон автоматчиков.

- Девушка, а здесь снимать нельзя, - останавливает мою попытку запечатлеть местный музей полицейский.

- Общественное место, - я пытаюсь возмутиться.

- Смотрите, - он указывает в конец улицы, - тут стра-те-ги-чес-ки важные объекты: МВД и ФСБ.

Действительно, все рядышком.

На этот раз меня отпускают. Но вечер только начался.

На стенде у полиции сотни разыскиваемых боевиков, среди них и Дмитрий Соколов.

На стенде у полиции сотни разыскиваемых боевиков, среди них и Дмитрий Соколов.

Не менее стратегически важный объект, чем здания силовых ведомств, и автовокзал. Здесь я снова достаю телефон и приступаю к съемке. А снимать есть что. На входе, конечно, имеется рамка металлодетектора и лента для сумок, но сразу видно, давно к ним не прикасалась рука человека. Средства проверки не работают, народ идет беспрепятственно, и никто никого не останавливает для проверки вещичек и документов. Зато останавливают меня.

Слышу уже знакомое:

- Девушка, а здесь снимать нельзя.

В общем, последний час в Махачкале я провела, не прогуливаясь по улицам, а в отделе линейной полиции.

- Вы лучше бы рамку починили, чтобы такие, как Асиялова, спокойно не проходили. А то задерживаете законопослушных граждан, - пытаюсь не обороняться, а нападать.

Но прием не сработал. Полицейские предельно вежливы. Сумку пришлось вытряхнуть на стол. Из опасного в ней только сражающая наповал алая помада и пилочка для ногтей. Тогда я пожалела, что не взяла с собой хозяйственное мыло, по виду оно напоминает тротил. Однако шмон в линейной полиции – единственный момент, когда его могли обнаружить и поднять тревогу.

- Сами понимаете, какой режим, а вдруг у вас в сумке была бы бомба. Мы проверяем всех вызывающих подозрение лиц, - объясняют мне.

Видимо, Асиялова подозрений не вызвала. Хотя девушек в хиджабах на улицах Махачкалы не так уж и много. Обычный наряд дагестанских женщин: красивый платок, черная юбка и куртка.

В конце концов, меня отпустили и даже согласились поговорить.

- У вас был один взрыв, а у нас взрывают чуть ли не каждый месяц, - говорит полицейский Магомед (уверенность в том, что всех мужчин в Дагестане зовут Магомедами, смогла поколебать лишь новая встреча – Прим. авт.). - Но тут дело не в экстремизме и радикальном исламе. Религия - это лишь способ обработки молодежи, чтобы привлечь их на свою сторону. Своеобразный инструмент управления. Главное же – деньги. В Дагестане несколько кланов, которые воюют между собой за землю, нефть и прочие богатства. Олигархи делят сферы влияния.

Проверка на дорогах

На обратный путь народу набирается еще меньше – мать с ребенком, пожилой мужчина, парень лет 25 на весь огромный Мерседес.

- Распугали всех клиентов, - ругается не то на спецслужбы, не то на шахидку водитель Сергей.

Но паспорт не спрашивает. Зато спрашивают чуть ли не каждом посту, которые мы проезжаем. Везде осмотр автобуса, чего не было на дороге в Махачкалу.

Происходит это так. Водитель собирает паспорта, отдает инспектору, тот идет на пост, где паспорта пробивают по базе. Полицейский возвращается, отдает документы. Теперь, внимание, он должен осмотреть салон.

- Все на месте, лишних нет? – инспектор, не отходя от водительского сидения, вглядывается в темное нутро автобуса.

Лишние голос не подают, и страж порядка успокаивается. Едем дальше.

На обратной дороге транспорт осматривают тщательнее.

На обратной дороге транспорт осматривают тщательнее.

На одном посту полицейский даже углубился в недра автобуса, но до конца так и не дошел. В принципе, под сиденьями с легкостью могла укрыться парочка террористов.

- Что-то сегодня разошлись. Сколько ездил, всегда обходились малой кровью – от силы два раза, - ворчит шофер, когда мы «собираем» уже четвертый пост.

А когда возвращается в автобус, громко докладывает:

- Теперь понятно, почему трясут. В Махачкале опять теракт, магазин взорвали, вот и ищут возможных соучастников.

- Вот уроды, - выдыхают пассажиры.

А у меня даже дух перехватывает. Начинаю шерстить сайты в телефоне и понимаю, что всего за два часа до взрыва я заходила в этот магазинчик купить минералку. Обычная лавка с непомещающимися в витрине бутылками вина и водки, а потому распиханными по полкам. Теперь же на видео с места ЧП – черная дыра с обожженными неровными краями.

- Опять деньги делят, - комментирует сосед по автобусу Бахтияр. - Обычно нападают только на полицейских, чиновников, судей. Редко когда мирное население задевают.

С соседом мне повезло, он только поступил на службу в полицию, едет в Волгоград в командировку. Живет в Махачкале и уезжать оттуда не собирается: там родители, жена с ребенком.

- Проделки ваххабитов? – вступаю с Бахтияром в разговор.

- Раньше их просто бандитами называли, а сейчас такое громкое имя дали. В 90-е годы много дагестанской и чеченской молодежи уехало в Саудовскую Аравию, Египет, и их там с радостью приняли. Они получили отличное образование и завезли оттуда радикальные течения ислама в Россию. И это стало возможным только потому, что в России снизился уровень образования. Я так думаю, когда в голове твоей ничего нет, ее можно заполнить такой ересью! Причем быстро. Есть знакомые, которые менялись буквально за месяц до неузнаваемости.

Нас проверяют еще на двух постах. Ничего подозрительного не находят. Что естественно, взрывы уже прогремели – и в Волгограде, и в Махачкале. А у нас силовики активизируются только после, а не до. Да и с такой проверкой нет гарантии полной безопасности. На всех постах смотрели только паспорта, никак не сличив бумажки с личностями в автобусе. И ни на одном посту не проверили сумки, ни те, что были при пассажирах, ни те, что лежали в багажном отделении. Так что хоть мыло вези, хоть тротил – разницы никакой.

Справка «КП»

С 1 июля 2013 года вступило в действие дополнение к правилам автоперевозок. Теперь при продаже билетов на международные и междусубъектные маршруты обязаны потребовать паспорт. Список всех пассажиров с паспортными данными вправе проверить на посту ГИБДД. Внутриобластных рейсов это не касается. Тут фирма-перевозчик может действовать на свое усмотрение.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ Напомним, взрыв прогремел 21 октября в Красноармейском районе Волгограда. Бомбу в автобусе № 29, следующему по маршруту - "Кардиоцентр - кинотеатр "Юбилейный" привела в действие 31-летняя шахидка Наида Асеялова. В теракте погибла она и еще 6 молодых людей в возрасте от 16 до 29 лет. Большинство - студенты, возвращающиеся с пар домой. Есть информация, что в организации взрыва ей помогал гражданский муж Дмитрий Соколов. Они познакомились в Москве и девушка завербовала его (Подробнее>>). Видеокамеры зафиксировали, как Асиялова перед взрывом гуляла по Волгограду Следствие обнародовало видеозапись, как Наида Асиялова, обвешанная взрывчаткой, гуляла по людным местам города. Видеокамеры в торговом центре «Акварель» засняли смертницу. Женщина в хиджабе и с загипсованной рукой прошлась по торговым рядам. На записи видно, что она осматривается по сторонам, но посетителей в этот час было немного, и она принимет решение искать другое место. Быстрым шагом Асиялова прошла от ТЦ до остановки. Здесь она и села в злополучный автобус (Подробнее>>) ПОДПИШИСЬ НА САМЫЕ ИНТЕРЕСНЫЕ НОВОСТИ ВОЛГОГРАДА!

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ

Напомним, взрыв прогремел 21 октября в Красноармейском районе Волгограда. Бомбу в автобусе № 29, следующему по маршруту - "Кардиоцентр - кинотеатр "Юбилейный" привела в действие 31-летняя шахидка Наида Асеялова. В теракте погибла она и еще 6 молодых людей в возрасте от 16 до 29 лет. Большинство - студенты, возвращающиеся с пар домой. Есть информация, что в организации взрыва ей помогал гражданский муж Дмитрий Соколов. Они познакомились в Москве и девушка завербовала его (Подробнее>>). Видеокамеры зафиксировали, как Асиялова перед взрывом гуляла по Волгограду Следствие обнародовало видеозапись, как Наида Асиялова, обвешанная взрывчаткой, гуляла по людным местам города. Видеокамеры в торговом центре «Акварель» засняли смертницу. Женщина в хиджабе и с загипсованной рукой прошлась по торговым рядам. На записи видно, что она осматривается по сторонам, но посетителей в этот час было немного, и она принимет решение искать другое место. Быстрым шагом Асиялова прошла от ТЦ до остановки. Здесь она и села в злополучный автобус (Подробнее>>)

Напомним, взрыв прогремел 21 октября в Красноармейском районе Волгограда. Бомбу в автобусе № 29, следующему по маршруту - "Кардиоцентр - кинотеатр "Юбилейный" привела в действие 31-летняя шахидка Наида Асеялова. В теракте погибла она и еще 6 молодых людей в возрасте от 16 до 29 лет. Большинство - студенты, возвращающиеся с пар домой.

Есть информация, что в организации взрыва ей помогал гражданский муж Дмитрий Соколов. Они познакомились в Москве и девушка завербовала его (Подробнее>>).

Видеокамеры зафиксировали, как Асиялова перед взрывом гуляла по Волгограду

Следствие обнародовало видеозапись, как Наида Асиялова, обвешанная взрывчаткой, гуляла по людным местам города. Видеокамеры в торговом центре «Акварель» засняли смертницу. Женщина в хиджабе и с загипсованной рукой прошлась по торговым рядам. На записи видно, что она осматривается по сторонам, но посетителей в этот час было немного, и она принимет решение искать другое место. Быстрым шагом Асиялова прошла от ТЦ до остановки. Здесь она и села в злополучный автобус (Подробнее>>)

ПОДПИШИСЬ НА САМЫЕ ИНТЕРЕСНЫЕ НОВОСТИ ВОЛГОГРАДА!