2018-04-02T12:15:41+03:00

За зарплатой - с обрезом

Отчаявшись получить свои деньги, коммунальщик расстрелял начальника
Поделиться:
Комментарии: comments33
Александр Фролов в СИЗО уже после случившегося.Александр Фролов в СИЗО уже после случившегося.
Изменить размер текста:

«Федорыч, ты меня нищим сделал!»

Не сказать, чтобы в Михайловке никогда не стреляли. Но этот негромкий хлопок услышали все. Каждый из 70 тысяч горожан.

...Водила ЖКХ Сашка Фролов был в отпуске уже 13 дней. Но каждое утро он вставал в 7 часов и шел на работу. Перед уходом говорил жене: «Сегодня - точно, сказали, деньги дадут... - А вечером объявлял: - Сегодня - не получилось, но завтра сказали - точно...»

Фролов пошел в отпуск зимой не ради отпуска, конечно, а ради отпускных. К середине февраля не выдали еще декабрьскую зарплату, а бытовые проблемы в доме Фроловых от безденежья размножались, как тараканы. Самой больной была пара желтых корейских ботиков старшей дочери, которые развалились и стали причиной уже трех простудных эпидемий в доме подряд. Старшая - Ксения - то и дело простывала, заражала младшую - Маришку, и так всю зиму.

Фролов рассчитывал получить зарплату и отпускные, и «разбогатеть» сразу на 2 - 2,5 тысячи рублей.

Деньги дали на 13-й день хождений в бухгалтерию - на все про все 593 руб. 38 копеек. Это был полный крах.

Из бухгалтерии Фролов зашел в гараж и выпил, не пьянея, с мужиками.

Потом пришел домой, аккуратно разложил на кухонном столе скопившиеся платежки: 247,70 руб. - за газ, 88 руб. - за свет, детский садик - 221 рубль за одну дочку и 169 - за вторую. Отдельно мятой горкой полученные деньги - 593 руб. 38 коп.

Баланс не получался. А еще 3-летняя Маришка сбивала со счета воплями по поводу каждой телерекламы: «Па, купишь?»

Фролов встал, сунул под куртку обрез (откуда он у водителя ЖКХ, следствию еще предстоит установить). Перешагнул через дочкины желтые ботики и пошел.

На часы ни разу не посмотрел, но к дому своего врага пришел точно секунда в секунду - начальник ЖКХ и по совместительству депутат гордумы Федор Федорович Лапин как раз пообедал и направлялся к персональной «Волге».

Фролов пришел сказать ему слова, которые кричал про себя всю дорогу:

- Федорыч, ты ж меня нищим сделал!

Ему было важно прокричать именно эти слова.

Лапин ударил по дулу обреза, Фролов нажал на спусковой крючок, ранив начальника в бедро. Второй выстрел пробил корпус «Волги».

- Если бы хотел убить - убил бы. Он стоял, безоружный, на расстоянии вытянутой руки. Но убивать я не собирался. Я хотел, чтобы он меня, рабочего человека, выслушал. А это возможно только под дулом. - Фролов стиснул зубами сигарету, которую ему со словами «Патроны лучше сушить надо, мазила!» добродушно протянул конвоир СИЗО, где Сашка дожидается приговора - от 8 до 10 лет тюрьмы. 43-летний Фролов оказался здесь во второй раз: «Первый раз по молодости вляпался. 20-летние дураки решили на лошадях покататься, а это по Уголовному кодексу - натуральный угон». По сравнению с первой «глупой» отсидкой нынешняя - почти «политическая».

Такое в Михайловке я слышала слишком часто. «Да дострелить его надо было» или «А что, грохнул бы его, дали бы на 2 года больше, подумаешь...» - говорит обыденным тоном какой-нибудь михайловский рабочий и смеется. Мне страшно, когда они так смеются.

У начальников - свой «юмор».

- А мне не страшно ни фига, я в бронежилете. - Тоже смеются. Трусливо так смеются.

Сашка Фролов и сам не ожидал, что его неудачный выстрел по поводу невыплаты зарплаты разделит этот город пополам. Граница прошла не между преступниками и борцами с криминалом. Водораздел - черта бедности. А по этой шкале убийца Александр Фролов и конвоир СИЗО - по одну сторону.

Город вольных стрелков

Проторчав в Михайловке три дня, я почти физически почувствовала разряды ненависти в городской атмосфере. Странно, но горвласти ее чувствуют, только когда она отлита в 9-й калибр. Даже слухи по городу мечутся какие-то недобрые - что, как только стрельнули в Лапина, он моментально нашел деньги на зарплату. Выводы напрашиваются угрожающие жизни городской элиты.

До Лапина из-за невыплаты зарплаты стреляли в директора «Сельхозтехники», который чудом остался жив. Пуля грузчика Шамаева снесла директору нижнюю челюсть, и хирурги несколько месяцев восстанавливали ее из ребра раненого. Заместительницу директора Шамаев убил наповал.

В другой раз неизвестные шмальнули вроде как даже из миномета по офису самого богатого человека - владельца шиферного завода Сиракозова. Того самого, который явил недавно Михайловке чудо из чудес - американскую машину «Хаммер» за 5 «лимонов» рублей.

Домишко о двух этажах, где проживал начальник милиции, михайловцы уничтожили огнем. Поджигателя так и не нашли.

Все - в течение последних нескольких лет. Большие красивые дома слишком выделяются на общем бледном михайловском фоне. Они стоят как яркие мишени, хорошо видимые через прицел.

- Народ у нас злой какой-то. Богатых не любит, - обобщил таксист Серега по поводу «партизанской» войны бедных против богатых, неимущих против власть имущих.

- А хорошие богатые в Михайловке есть? - спрашиваю.

Серега задумался:

- Н-не знаю. Химичев если только...

Химичев никакого отношения к власти не имеет. Михайловский бизнесмен средней руки, держит свой спортивный клуб и охранное агентство.

Михайловка - город контрастов

После случившегося Михайловка пошла нервными пятнами - трудно найти в городе дом, не запачканный краской красно-коричневого цвета. И каждый день появляются все новые «оспины» на физиономии города. Если хорошо приглядеться, можно увидеть, что это - закрашенные надписи на домах: «Мэр Сурков - мафия, вор», «Лапин, Сурков - мафия», «Сафронов (главврач горбольницы. - Р. А.) - жирный боров».

- Каждое утро ЖКХ отправляет бригады маляров закрашивать новые надписи, - рассказывает таксист.

И каждое утро они появляются вновь - сразу в разных концах города. Кто это пишет и когда - никто не знает, выследить этих «народных мстителей» еще никому не удалось. Злоба каждый день выводит все новые слова ненависти.

- ...Сегодня уже не приходите, у нас сейчас мероприятие начнется, - сказал мне по телефону зам. михайловского мэра Анатолий Воронин. Было 12 часов предпраздничного дня 22 февраля. Перед тем как положить трубку, Анатолий Яковлевич тоном автоответчика успел меня «успокоить», что невыплата зарплат для здешних мест - явление закономерное:

- Зимой бюджетообразующие предприятия - шиферный, цементный и силикатный заводы - практически не торгуют, потому что не сезон для строительства. Ничего страшного, так бывает каждый год, с первым солнышком проблемы уйдут, - мягко заключил зам. мэра и ушел на банкет. Я не успела спросить, что делать людям, чей желудок пока не подстроился под бюджетную сезонность.

Конечно, «мероприятие», которое для городских начальников важнее невыплаты зарплаты, я пропустить не могла. Это был банкет в ресторане «Медведица». Обжираловка закрытая, но мне удалось туда попасть. Любое новое лицо - мое в данном случае - вызывает нервическую реакцию у михайловского бомонда: «А вы, собственно, кто?»

А мне вечер понравился. Вокруг счастливые, довольные жизнью, благополучные лица. Ничто не напоминает о социальных проблемах города. Столы ломятся, в сто первый раз звучит самая заигранная песня вечера «Как прожить нам в мире этом без потерь...». Потери финансового плана, судя по припаркованному у ресторана автотранспорту и окружности физиономий чиновников Михайловки, участникам банкета в ближайшее время не грозят.

Одно «банкетоместо» в «Медведице» стоит 300 рублей, что для Михайловки немало. Гуляло около 40 чиновных душ. За чей счет - неизвестно. Итого: 12 тыс. рублей. Или 24 зарплаты Сашки Фролова, который свой мужской праздник отмечал в камере изолятора.

Дядя Федя Тайфун

Главный прикол Михайловки - тополиные пеньки, которые торчат по всему городу.

- Песню Высоцкого «Попилили все дубы на гробы» слышали? - встречают михайловцы приезжих. - Про нас!

Когда начальнику ЖКХ Лапину отдали ритуальную службу, Федор Федорович придумал безотходную схему: материал для гробов брать прямо на городских улицах. Гробы из тополей получаются плохие, но мертвые не жалуются. Зато экономия на материалах. Вскоре михайловский пейзаж стал похож на город после стихийного бедствия. А к Лапину прилепилась кличка Федя Тайфун. Это прозвище к тому же удивительно идет к взрывоопасному характеру первого матерщинника города.

Чуть позже в лапинский трест влились еще центральный рынок и асфальтовый завод. Короче, все - и живые, и мертвые - платят лапинскому тресту по рыночным расценкам.

Но зарплату работникам треста все равно задерживают - говорят, предприятие убыточно. В Михайловке я первый раз в жизни увидела неприбыльные рынок и ритуальную контору.

- В Михайловке люди не умирают и не едят? - искренне спрашиваю Федора Федоровича. Он отлеживается после ранения дома. Бледный, слабый и совсем уже старик - выглядит старше своих 60. Раненая нога - на подушке, рукой сжимает толстую дубовую палку.

- Мы с вами друг друга не поймем, вы совсем из другого поколения. Сталина, наверное, даже на картинке не видели, а я при нем жил 12 лет!

Федора Федоровича даже жалко. Почему-то все, кто в этом городе ненавидит свою бедность, переносят злость на фигуру Лапина. Почему именно на него?

Он родственник мэра - раз. За два летних месяца, как болтают в городе, отгрохал себе домину - два. До этого построил «хатку» сыну - три (то, что Лапин при этом еще построил много чего полезного для всего города, народ «забыл»). Не платит зарплату - четыре. Придумал унизительную схему: хочешь получить зарплату - пиши заявление с описанием всех своих жизненных проблем. Рабочие матюгались, но писали, чтобы потом часами отираться в лапинской приемной, ожидая хорошего настроения босса. Орет на рабочих лагерным матом - пять. «Как будто ему все можно, а мы - не люди для него!» - итог. И приговор.

Как вооружиться для «справедливой войны»

Очень просто. Гораздо легче, чем я думала.

«На нашем Рижском рынке можно купить все что хочешь. Убить, ранить, покалечить, попугать...»

- Чем торгуем?

- Чем надо? Хоть - собой... - Приземистый дядек-продавец явно скучал около пластмассовых метелок.

- А посерьезнее товар у кого? Меня один плохой человек сильно обидел, хочу его напугать...

- Военная тематика, значит? Гранаты, обрезы?

- Не-е, сильно надо напугать...

- «Калашников», что ли? Или миномет?

- Типа этого, я не очень разбираюсь...

- В Михайловке такое трудно найти...

- Оплачу доставку. Очень уж человек поганый...

- Да, есть такие гады! - расчувствовался продавец.

- Я вообще-то о пистолете думала...

- Пистолет вам и правда больше пойдет. Эффектнее как-то, - заулыбался продавец. И сразу посуровел: - Хранение оружия - это статья в Уголовном кодексе.

- А я хранить не буду. Попугаю да и выброшу.

- Вообще-то я вас совсем не знаю, - огляделся по сторонам, помолчал, просвечивая меня взглядом, - но человек есть, могу узнать. Завтра приходи...

Завтра я за вооружением не пришла, но не уверена, что на моем месте не оказался кто-то другой - проблема невыплат зарплат и страх безработицы по-прежнему держат нервы Михайловки на спусковом крючке.

Больше всего я не хочу, чтобы эта история запала в чью-нибудь голодную голову как руководство к действию. Фролов стрелял в начальника, во власть, в государство. Власть и государство устояли, а в его семье - большие разрушения. Старшая дочка разлюбила гулять на улице - дети достают вопросом: «Правда, твой папка в тюрьме?» Младшая - Мариша - еще ничего не понимает и каждый день ждет отца с работы...

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

За январь этого года долги по зарплатам в России выросли на 8,7% и достигли 33,22 млрд. рублей. Предприятия задолжали россиянам 29,5 млрд. рублей, бюджеты разных уровней - 3,6 млрд. рублей.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также