Общество

Наш испытатель лекарства от СПИДа Коля Колесников женился

Но пока не рискует заводить ребенка, хотя чувствует себя прекрасно

Три года назад в СМИ появилась мировая сенсация: в Армении создано лекарство, излечивающее от СПИДа.

«Комсомолка» отправила испытывать на себе этот препарат добровольца - бывшего матроса Колю Колесникова, уволенного с флота по состоянию здоровья.

Состояние было хуже некуда: ВИЧ в крайне запущенной стадии. Лечение в Ереване Коле помогло, он окреп, встал на ноги. Но, увы, «Арменикум» не оказался тем чудо-препаратом, который ищут медики всего мира, - вирус в крови нашего добровольца по-прежнему обнаруживался.

Коле и его девушке Марине с этим страшным диагнозом надо было как-то устраиваться в жизни. Они уехали из Калининграда в один из городов Центральной России, но и тут столкнулись с проблемами...

Мы продолжаем следить за судьбой наших героев.

Издали дом, в котором живут Колесниковы, весьма презентабелен - 16-этажная кирпичная башня с эркерами и колоннами. Но, подойдя ближе, видишь следы разрухи: облупленный подъезд, сожженные кнопки лифта, загаженные лестничные клетки. Коля с семьей живет в доме для военных, которых переводили с одичавших баз в ближнем зарубежье. Они не знают своих соседей, да и соседи не лезут дружбу водить. На это нет ни времени, ни желания. Весь район, как и сами Колесниковы, занимается выживанием.

Как Коля стал главой семьи

Семья Коли (мама с папой, Коля с Мариной и брат Митька) обитают в стандартной четырехкомнатной квартире. Оказывается, за то время, что мы не виделись, Коля и Марина расписались в местном загсе.

- Что же вы на свадьбу не позвали? Мы бы делегацией приехали салатики резать! - начала я предъявлять претензии.

- И сразу бы на всю страну раструбили, - смеется Коля. - Меня бы опять с работы уволили...

Коля и Марина поженились перед Рождеством. Свадьбу решили играть по-тихому, чтобы никто не знал. Утром расписались, вечером дома немножко погуляли с родителями.

Смотрим кассету.

Маринка такая вся красивая, в фате, платье с обручами. Коля в костюме, торжественный и напомаженный.

- Вот смотри, я Маринке кольцо надеваю, а она мне шепчет: «Давай-давай, нечего уже отказываться!» - рассказывает Коля.

- А ты что же, не хотел на ней жениться?

- Да ты что? Конечно, хотел. Я за нее беспокоюсь. Ведь раньше у нее был шанс бросить меня. А теперь мы уже навеки связаны...

- Ну а вы когда планируете детей заводить?

- Мы вообще уже собирались вплотную этим заняться, да вот Катя - моя старшая сестра никак вклиниться не дает - уже второго родила, - говорят они. - Нашей семье еще одного ребенка не прокормить.

Семейный быт и работа

В комнате Марины и Коли - огромный плакат с «Секретными материалами», плюшевый Барт Симпсон и Маринкин огородик: целая куча горшков с цветами, запасы земли в пластиковых мешках, на подоконнике в баночках - отростки. Когда она успевает цветами заниматься, непонятно.

Марина и отец Сергей Владимирович - единственные в семье, у кого есть стабильный заработок. После работы Марине приходится готовить ужин, стирать, гладить, пришивать пуговицы...

Конечно, Коля тоже не бездельничает, но с работой у него серьезные напряги. Вот сейчас он трудится «Карлсоном» - целый день на крыше. Сначала заливает крышу гудроном и сверху закрывает рубероидом. Работа очень тяжелая, зато на воздухе.

Вместе с ним работают «нелегальные иммигранты» из Казахстана и Узбекистана. Отличные ребята, только вот плохо по-русски говорят и не читают газет. Впрочем, последнее, по мнению Коли, ему только на руку. Газеты, особенно наша, обеспечили Коле такую известность, что его теперь везде узнают. А кому приятно брать на работу ВИЧ-инфицированного?

Коля и злая фурия

- Ты не фотографируй нас, - попросил Коля, - обычно после того как наши фото с Мариной появляются в газете, нам приходится новое место работы искать. А уж в прошлом году нас - не поверишь! - три раза гоняли.

Как рассказал Коля, его и Марину преследовала одна бдительная читательница, которая опознала их по фото в газете. Сначала она названивала им на работу, где от нее отмахивались, потом натравливала на организацию милицию, «Скорую помощь» и, кажется, даже пожарную часть. В результате Колю увольняли или он уходил сам.

Однажды неугомонная «Шапокляк» дошла до главного эпидемиолога области. Тому сделалось любопытно, и он в обеденный перерыв сел на свою машину и поехал посмотреть на больных СПИДом, про которых столько в газетах писали. Посмотрел, пощупал пульс, предложил сдать анализы и встать на учет. Ребята отказались. Доктор пожал плечами и уехал.

Что с Колей делают в Ереване

- Коля, в ереванской клинике, куда ты регулярно наведываешься, тебе что-то колют? - спрашиваю нашего испытателя.

- Нет, с апреля 1999 года, ну, когда мы вместе ездили в клинику, больше препаратов не вводили. Я даже уже помню смутно, как мне «Арменикум» кололи. Единственное, что осталось в памяти, - стойкий привкус йода во рту после инъекций. Ой, наверное, мне не стоило это говорить...

- Поздно, записано! Так что же с тобой и Мариной там делают?

- Кровь берут и обследуют. Динамики никакой нет, но и ухудшения тоже. Количество вирусов в крови на том же низком уровне, что и три года назад. В общем, стабилен. Иммунитет почти в норме.

Когда мы с Колей только познакомились, сам профессор Покровский, руководитель российского центра «Анти-СПИД», поставил ему предпоследнюю стадию болезни - 2Б. Это значит, что ВИЧ не просто невидимо разрушает организм, но и проявляется внешне. Мы уже рассказывали про страшные фурункулы, что открывались на теле и лице Коли.

А сейчас - Коля задрал футболку - только небольшие отметины указывали на то, где у него были гнойники.

- Я верю своему врачу Левону Мхитаряну (главный инфекционист Армении, главный врач клиники «Арменикум». - Прим. авт.). Он считает, что мое состояние улучшилось. У меня были слабость, чрезмерная усталость, головная боль, понос, увеличенная печень. После инъекций все симптомы прошли. И теперь, когда я приезжаю в Ереван, мне врачи ставят стадию 1Б. Желания «сдаваться» другим врачам нет никакого. Что изменится оттого, что я встану на учет по месту жительства? Мне будут лекарства давать? Пенсию? Работой обеспечат? Нет. Я всего-навсего попаду в какие-то списки.

Крепышом Колю не назовешь, но он никогда и не отличался дородностью. Зато выглядит он счастливым и полным энергии. Возможно, это и есть главный итог нашего эксперимента.

В России на 15 апреля 2002 года зарегистрированы 190598 ВИЧ-инфицированных, среди них почти 3 тысячи детей до 14 лет. По сравнению с прошлым годом число инфицированных возросло в 2,4 раза, пугающий рост «чумы XX века» продолжается и в XXI. Основным источником распространения ВИЧ-инфекции остается среда «шприцевых наркоманов». В то же время увеличивается рост заражения половым путем.

Что такое «Арменикум»

В прошлом году группа ученых, занимающихся проектом «Арменикум» во главе с руководителем Левоном Геворкяном, представила книгу «Арменикум. Экспериментальные исследования». В ней опубликованы результаты трехлетних испытаний препарата на 47 здоровых волонтерах и 165 ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом из 13 стран и написано, что же представляет собой этот препарат. Это «водный раствор молекулярных и ионных комплексных соединений иода с низко- и высокомолекулярными синтетическими и природными соединениями».

В ходе испытаний установлено, что иммуностимулирующее и иммуномодулирующее действие препарата основано на его способности взаимодействовать с мембранными структурами клеток-мишеней, а также связываться с молекулами иммуноглобулинов.

Таким образом, как написано в книге, «можно утверждать, что «Арменикум» - универсальный препарат, обладающий выраженным противовирусным, противобактериальным и иммуностимулирующим действием при низкой токсичности, который может эффективно использоваться в лечении многих заболеваний - в том числе и СПИДа». Правда, панацеей от болезни века он не стал.